Наверх

Контрастный миг (к 70-летию “Нашего края”)

2.12.2009 нет комментариев 367 editor

Кроме непревзойденной Аллы Пугачевой, завтра свое 60-летие отметит еще один хороший человек – Владимир Яковенко, барановичский мастер фотожурналистики. Его первый снимок появился в газете «Наш край» (тогда она называлась «Знамя коммунизма») в 1971 году, и с тех пор он – всегда с нами, всегда на газетных страницах, и это сотрудничество, не сомневаюсь, подарило читателям истинное удовольствие.

В постоянном штате газеты он никогда не был. Двум попыткам влиться в наш коллектив (а его взяло бы тогда к себе с радостью любое издание) помешали непредвиденные обстоятельства. В итоге Владимир Яковенко 21 год проработал региональным фотокорреспондентом областной газеты «Заря», жил в Барановичах и делил общую фотолабораторию со «Знаменем коммунизма»-«Нашим краем». Отпуск в «Заре» брал с единственной целью – подменить на это время фотокорреспондента «Нашего края», который уходил в свой отпуск. Поэтому мы благодарны Володе (позвольте называть его так, как обычно называю) за то, что всегда могли рассчитывать на него.

 Он занимался своим любимым делом, забыв об отдыхе, и лишь однажды воспользовался возможностью съездить на турбазу. Тех дней хватило, чтоб познакомиться с будущей женой. Так у него между делом появилась семья, сын и дочь.

Он стал свидетелем создания и моей семьи, запечатлев на фото тот миг, когда я была невестой (по дружбе попросила). Он словно в душу мне тогда заглянул и увидел самое сокровенное – и это читается на снимке, хранящемся в моем домашнем альбоме. Вместе с мужем Володя встречал меня из роддома, чтоб сфотографировать самую счастливую маму на свете, родившую сына-первенца.

Нить приязненных взаимоотношений связывает нас все эти годы, и восхищение его талантом никогда меня не покидало. Его снимки печатали центральные издания Советского Союза – «Правда», «Литературная газета», «Сельская жизнь», «Комсомольская правда», «Семья и школа», «Советский спорт», «Кругозор» и другие. Он был лауреатом многочисленных республиканских фотоконкурсов. Союз журналистов Белорусской ССР наградил его дипломом первой степени за работу «Агроном Надежда Егорова» (теперь героиня уже не агроном, а председатель хозяйства – сельхозкооператива «Бересни» Барановичского района).

Владимир Яковенко продолжает и сейчас участвовать в различных конкурсах и побеждать. «Комсомольская правда в Белоруссии» присудила ему первое место за лучшее фото в номинации «За находчивость» – сюжет повествует о том, как маленький мальчик спасался от жары в холодильнике, вкушая мороженое. Герой снимка – внук Володи.

Больше всего он любит снимать детей, потому что они такие, какие есть, – непосредственные. Взрослые тоже на снимках в газете должны выглядеть непосредственными, но этого надо добиться, сотворив удачный кадр. Вот где проявляется истинное мастерство фотохудожника!
Во времена Советского Союза требования к снимкам передовиков отличались своими критериями – человек должен был выглядеть красиво, хотя на деле труженики страны нередко надевали замасленные телогрейки и смешные шапки-ушанки. Как тот мелиоратор-Герой Соцтруда, которого поехал на болото фотографировать Яковенко. В результате Володя отдал ему свои шапку, полушубок и свитер – чего не сделаешь ради того, чтоб обеспечить нужный кадр. Он не одежду отдавал, а душу своей работе. Одно время Яковенко даже бритву с собой возил, чтоб механизаторы, строители получались в газете гладковыбритыми.

За день до того, как председателю колхоза «Победа» Абраму Мацковскому присвоили звание Героя Социалистического Труда, Володя получил задание сделать его фото. Надо было знать нелюбовь Мацковского к фотографированию (а в тот день он еще и больным оказался, лежал в постели с температурой), чтоб не терять зря время на уговоры. Но спокойный и тихий Яковенко, приехав к председателю домой в Крошин, вдруг твердо и упрямо заявил (когда нужно, он характер показать может), что не уедет, пока не сделает снимок. Абрам Мацковский, уважавший людей, добивающихся своей цели (сам такой был), вынужден был спустя некоторое время сдаться. Прямо поверх пижамы был надет пиджак, и председатель попал в газету (кстати, снимок ему понравился) сразу после выхода Указа о присвоении звания Героя. Первым поздравил руководителя «Победы» Владимир Яковенко. Когда впоследствии он наведывался в колхоз для фотосъемок, председатель оказывал ему всяческое содействие. Всем бы журналистам иметь такой авторитет!

И такое мужество – сесть в грузовик, перевозивший снаряды после разминирования пустыря у молочного завода (здесь в конце семидесятых был обнаружен крупный склад фашистских боеприпасов). Водитель грузовика нервничал, и Владимир Яковенко предложил ему вместе отправиться на полигон, где взрывали опасный груз. Ехать в начиненном ржавой смертью грузовике – это словно на войне оказаться. На полигоне был сделан уникальный снимок – сотни аккуратно уложенных саперами снарядов, подготовленных для уничтожения. Это фото Яковенко появилось во многих изданиях Советского Союза.

Так война в очередной раз напомнила о себе. О Великой Отечественной Володя и без того знал из рассказов родителей – участников тех событий. Отец Петр Михайлович прошел огненными верстами до Берлина, был ранен, имел боевые награды. На войне он встретился с Анной Прокофьевной, служившей машинисткой, которая стала его женой. Интеллигентность родителей (отец после войны работал педагогом, мать – заведующей библиотекой) передалась сыну, можно сказать, с кровными узами.

Он рос самостоятельным и на школьных каникулах подрабатывал строителем-разнорабочим, внося свою лепту в асфальтирование центральных улиц города. На личные деньги купил себе радиоприемник (занимался в радиокружке), часы, велосипед и фотоаппарат «Чайка-2».
С фотоаппаратом (о нем мечтал с детства) пошел служить в армию, иллюстрировал боевые листки. Его служба в авиационной части протекала в гоголевских местах, и Володя своими глазами видел миргородскую лужу, хутор Диканька и Сорочинцы, где проходили знаменитые ярмарки. В случившейся экстремальной ситуации он вызвался добровольцем восстанавливать ночью размытую наводнением трассу стратегического значения недалеко от Диканьки.

После армии его принял к себе на работу авиазавод в Барановичах – сначала слесарем по демонтажу самолетов, а когда освободилось место фотографа, то фотографом. Он проявлял пленки из «черного» ящика и кинофотопулемета, установленного на самолетах для разведки. Но уже почувствовал вкус к другой фотоработе, более творческой, получив удостоверение внештатного фотокорреспондента нашей газеты. Для газеты он снимал в выходные дни, и первый снимок в «Знамени коммунизма» за подписью Яковенко рассказывал о поединках боксеров.
Спорт с его всплеском эмоций стал одной из любимых тем внештатного фотокорреспондента. Это была знакомая и прочувствованная на себе тема: в старших классах Володя увлекался волейболом и стрельбой из пистолета, стал кандидатом в мастера спорта, выступал за город и область. За снимки «Штрафной бросок», «Гол», серию с этапов мотокросса и другие Владимир Яковенко признавался победителем фотоконкурсов Белсовпрофа, ряда республиканских газет.

В объектив фотомастера постоянно попадала и природа. Я спросила о кадре, который бы ему самому нравился больше всех. Таким оказался снимок озера Гать в стиле графики. «Черно-белый контраст – и никаких полутонов!» – это ему нравится. «Но ведь жизнь без полутонов не бывает», – спорю. «Я – не философ», – дипломатично уходит Володя от ответа. Поймать контрастный миг, в котором обнажена суть и все понятно, он считает удачей.

Он окончил заочный народный университет искусств в Москве – занимался на факультете «Кинофото». Преподавателями университета были мэтры фотожурналистики Советского Союза. Учеба дала многое. Газеты, с которыми сотрудничал Владимир Яковенко, стали доверять ему самые сложные задания. И не справиться с ними он не мог – авторское самолюбие не позволяло. В 1977 году его приняли в Союз журналистов СССР.
Придумав когда-то для «Нашего края» рубрику «Я и знаменитости» (в ней жители города и района должны были рассказывать о своих встречах с известными людьми), обратилась к Владимиру Яковенко. Знала, что он не раз снимал звезд эстрады и кино (а еще – первого секретаря Компартии Белоруссии Петра Машерова, космонавта Петра Климука и других), однако не предполагала, что из снимков этих звезд у него оформлены целых четыре фотоальбома: Володя один мог бы заполнить своими рассказами новую рубрику.

Администратор выступавшего в Барановичах любимого певца всех женщин СССР Валерия Ободзинского попросил Яковенко, снимавшего концерт, за ночь отпечатать 150 фотографий исполнителя «Этих глаз напротив». На следующий день Ободзинский отправлялся в Ленинград и хотел бы иметь снимки для раздачи автографов. Сегодня те фото с автографами певца – настоящий раритет.

Анне Вески (открою маленький секрет: она нравилась Володе не только как певица, но и как женщина) после выступления выглядела уставшей. Он не хотел снимать ее тривиально – с микрофоном, и вывел из Дома культуры в осень, под сбрасывающие золотистые листья деревья. Анне аккуратно причесалась, поправила платок на шее и попросила запечатлеть ее красивой. На фото она получилась – и это главное – искренней. Я и говорю – он может в душу заглянуть, этот фотограф по имени Владимир Яковенко.

Наталья Варлей – «кавказская пленница» – после творческой встречи с кинозрителями тоже не отказала в просьбе сфотографироваться. «Такая приятная», – впечатление Володи о ней.

А вот Юрий Антонов, молодой и находившийся на пике своей популярности, предупредил перед концертом на стадионе «Локомотив»: «Никаких съемок, или я концерт остановлю». Яковенко близко к певцу не подходил, а сфотографировал звезду советской эстрады незаметно – фоторужьем. Этот снимок поистине эксклюзивный.

Другое дело – Валерий Леонтьев: он не чинил никаких препятствий. Володя старался не мешать зрителям в процессе съемки, но Леонтьев, заметив направленный на него фотоаппарат, с желанием принялся позировать-помогать. С такими звездами, уважающими твою профессию, легко работать.

Аллу Пугачеву, с которой неожиданно родился в один день и год, он ни разу не снимал, потому что она не приезжала в Барановичи.
Будь это известная личность или простой труженик, Владимир Яковенко всегда умел разглядеть в человеке яркие черты характеры и передать их в кадре. Историко-экономический очерк о Барановичах из серии книг «Города Белоруссии» в начале девяностых предложили иллюстрировать ему, и он сделал это достойно, масштабно, с гордостью за город, в котором живет.

Профессионализм Владимира Яковенко заметили, и он сам попал в книгу, посвященную истории и современному дню области, ее творческим личностям. Альманах «Берасцейскія карані» издан на белорусском языке, и о барановичском фотомастере там сказано следующее: «Углядаючыся ў яго здымкі, думаеш – колькі ж побач цудоўнага, нечаканага! І, безумоўна, патрэбен талент умець гэта бачыць, а яшчэ – моцна любіць родны край і жыццё, каб у спыненым імгненні падзяліцца радасцю адкрыцця з другімі. Аўтар, здаецца, нічога не прыдумвае, але знаходзіць такі ракурс, што ён прыбліжае нас да мастацкага ўсведамлення рэчаіснасці».

Объективом фотоаппарата Владимир Яковенко пишет историю современности, в которой есть и романтика, и подвиг, и любовь. Неравнодушный взгляд на мир самого фотохудожника здесь очень даже при чем.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *