Наверх

Лев и его стихия (к 70-летию “Нашего края”)

2.12.2009 нет комментариев 342 editor

Когда газете было шестьдесят, ее аксакалы, в течение нескольких десятилетий бессменный ее тандем – Шляхтин и Лопух, – были еще живы… В номере, посвященном 60-летию, «Наш край» поместил статью Льва Лопуха под заголовком «Если снова начать, я бы выбрал опять… делать газету». Это было последним публичным признанием заместителя редактора ГАЗЕТЕ. Спустя месяц ушел на заслуженный отдых, а через два с половиной года его не стало. Увы, земное не бывает вечным…

27-летний Лев Лопух появился в Барановичах, в межрайонной газете «Знамя коммунизма» в момент ее образования, в 1962-м, одновременно со всей командой ликвидированной к тому моменту городищенской газеты «Советская Родина». Энергичный молодой человек, за которым следом катилась слава рьяного газетчика, умел хорошо писать, делать снимки для газеты (а это совсем не то, что фото на память) и водить мотоцикл. Приняли его ответственным секретарем.

 

У абсолютного большинства людей, далеких от редакционной «кухни», представление об ответственном секретаре – как о секретаре приемной директора: снимает трубку, наводит справки, принимает и отправляет почту. А меж тем ответственный секретарь в редакции – это (аналогично) главный инженер на предприятии, который ситуацию на производстве часто знает лучше самого директора – во-первых; непосредственно «дирижирует» работой всех сотрудников в день выхода газеты – во-вторых; в отсутствие шефа и зама – доводит газету до ума, отвечая за нее от первой до последней строки, это – в-третьих. Кроме того, он должен иметь хороший вкус художника-дизайнера, потому что именно он делает макет каждого номера перед выходом его в свет – а газета должна смотреться! Так вот, Лев Лопух видел газету «насквозь» и очень скоро стал признанным газетным графиком и в области, и в республике – премудростям этого дела впоследствии учились у него и опытные газетчики, и студенты журфаков, а преподаватель дисциплины «Техника производства и оформления газеты» в БГУ, гроза всех студентов Анатолий Балаш восторженно восклицал: «Посмотрите, как интеллигентно макетируется газета в Барановичах!» «Интеллигентное макетирование» в Барановичах продолжало оставаться школой, созданной Лопухом, очень долгие годы, по сути, пока в газетный цех страны не пришла новая технология…

Из секретарей Лев Лопух быстро вырос в заместителя редактора – его предшественника Аркадия Ивановича Тамковича забрали в областную «Зарю». И хотя появились у него новые обязанности – освещать партийную жизнь и советское строительство на страницах газеты, читать подготовленные журналистами материалы перед сдачей в набор и газетные полосы – накануне выхода номера в свет, выполнять в отсутствие редактора и другие обязанности, работа секретариата и типографии (в части производства газеты) так и осталась «Лёвиной стихией», приближаться к которой редактору Шляхтину просто не было необходимости.

Правду говоря, стихией для Лёвы было все, что окружало газету, потому что важнее дела, чем газета, для него в жизни не существовало, как и не было в газете ничего, во что бы он не вникал детально: работа журналистов, корректоров, фотокорреспондента, машинописного бюро (это в конце 90-х в редакции появились персональные компьютеры) и даже бухгалтерии, потому что экономика газеты его тоже интересовала. Он был требовательным к себе и окружающим. Помню, заходит к нам в отдел и всем сразу:

–Чего вы тут сидите? На поля идите, на фермы, на заводы!.. Вот ты, например, что сейчас пишешь? – обращается ко мне. 

– Отчет с комсомольского собрания.

– …Заголовок есть?

– «Одной рукой в ладоши не хлопнешь»…

– Сама придумала?.. А когда ж ты ездила на это собрание?.. 

– Вчера. 

– Ах да, я и сам выезжал в район…

В район он выезжал при каждом удобном случае – и как журналист, и как уполномоченный райкомом партии осуществлять в отдельных хозяйствах контроль за ходом уборочной, посевной и прочих кампаний, и просто как человек, которого завораживали родные пейзажи. «Городищенское прошлое» сидело в нем прочно, вызывая ностальгию, которую мог скрыть не всегда: там пришло осознанное восприятие журналистики как профессии, там завел семью и даже дочь назвал Оксаной – в честь своего городищенского редактора, красивой и героической женщины Лидии Ивановны Шумской, носившей в годы войны подпольную кличку «Оксана». Наконец, в Городище оставались его друзья… Он любил их, а они любили «своего» зама.

– Удивительно, Лев по натуре был человеком скрытным, застенчивым, а в душе – легко ранимый лирик, вокруг которого всегда толпились друзья… И столько разных забавных историй приключалось по молодости с нами, и так часто Лев был их затейником, – вспоминает Сергей Матвеевич Каминский, с которым они вместе начинали в городищенской газете. – Транспорта в нашей редакции не было, только лошадь: весной пользовались повозкой, зимой ездили в санях. Возвращались, помню, однажды со Львом из Застаринья и заехали по пути на ферму. Смотрим, а там стоят брошенные колхозные сани. Мы быстро привязали их к своим и потащили в редакцию: пусть теперь поищут… Наутро – шум, в колхозе украли сани, след повел в Городище… Все, конечно, быстро узнали, что это наша «выходка», но больше у того бригадира не пропадало ничего. Проучили.

…Дочь Льва Владимировича показывает мне семейный альбом. На фотоснимках городищенского периода жизни, а они занимают едва ли не большую часть альбома, и в самом деле, Лёва – не просто молодой и красивый. Улыбающийся счастливчик и веселый хохмач, он то «снимает шляпу» перед цветком, то застыл в стойке на руках, то пытается перепрыгнуть через высокий забор… Нет, того Лёву мы все-таки не знали – мы знали другого – очень серьезного и сосредоточенного Льва Владимировича Лопуха, состоящего исключительно из чувства долга, ответственности и… партийной дисциплины (много лет избирался секретарем партийной организации редакции). Мы знали газетного аса, недремлющее око которого всегда поймает и сомнительную цифру, и стилистический «ляп». С ним было надежно. В тандеме с редактором Владимиром Шляхтиным Лопух отработал более двадцати лет. После ухода Владимира Павловича на пенсию Лев Владимирович еще четырнадцать лет работал заместителем – но уже у нового редактора, Антона Волынца, отдав газете в общей сложности 46 лет.

Чему бы в нынешний ее юбилей был рад наш зам по-настоящему, так это, наверное, тому, что его профессию и скрупулезную ей преданность унаследовал его внук, Виталий Герцев, работающий сегодня в «Нашем крае». Только ко всем употребленным в отношении деда характеристикам – ответственный, дисциплинированный, требовательный к себе – в отношении Виталия надобно бы добавить еще приставку «сверх». Бывает же!
 

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *