Наверх

Наш светлый Май (к 70-летию “Нашего края”)

2.12.2009 Комментариев нет 315 editor

И снова за окнами жизнерадостный, вдохновенный май. И снова эта особая, волнующая пора: профессиональный праздник – День печати, подведение итогов творческих конкурсов, слова поздравлений… Но вряд ли широкая аудитория знает, что для журналистов «Нашего края» он ассоциируется еще и с конкретным именем – Антона Ивановича Волынца, который родился в эти благоухающие майские дни и двадцать два года редактировал газету.

Notа bene!

Именно этими словами хотелось бы начать о нем рассказ. Латынь в ее крылатых выражениях Антон Иванович выучил самостоятельно еще в годы учебы на журфаке Белгосуниверситета, а потом зачастую в своей работе ею пользовался, и от этого смысл самых часто употребляемых выражений стал понятен и нам. «Notа bene!», или кратко «NB!», – такие пометки он часто делал на полях своих и наших рукописей, многих документов, которые как редактор просматривал и изучал. А в переводе это означает «обрати внимание!». И нам бы хотелось, чтобы читатель обратил внимание на отдельные вехи его биографии.

 До него в 70-летней истории газеты только у Владимира Павловича Шляхтина была такая же долгая редакторская судьба. Вслед друг за другом они писали ее чуть ли не полвека. Поэтому сказать о каждом из них «человек-эпоха» можно без всякой натяжки. Только на редакторство предшественника пришлись послевоенные годы, «развитой социализм», застой, на его – перестройка, развал СССР, лихие 90-е и так называемая гласность.

Как в те годы, когда порой и хлеба-то было не купить (а газетной бумаги, которой редакции «районок» перестали снабжать централизованно, – и подавно), он смог выпускать газету – теперь и сам удивляется. А в то время проторил дорогу за этим дефицитом аж в Карелию. Да еще бы просто купить! Ее нужно было, как и многое в то время, именно «достать» – обменять на самое насущное, например, на те же консервы… А откуда им взяться в редакции? Значит, их тоже нужно было «достать». И это стало головной болью именно редактора. Когда на праздновании 50-летия газеты его спросили: «Трудно ли быть на острие перестройки?», – Антон Иванович с присущим ему остроумием ответил: «А вы попробуйте присесть на острие». Мы помним, как однажды прямо на творческой редакционной «летучке» у него прихватило сердце… А читатель ни о чем даже не догадывался – газета как приходила к нему, так и продолжала приходить. Правда, уже не четыре, а три раза в неделю, и с ее страниц стал исчезать псевдоним ее редактора – А. Май. На творчество его просто не оставалось.

И все-таки как истинный журналист он теперь сожалеет, что так и не нашел времени вести задуманный «Дневник редактора перестройки». Вот это мог бы быть бестселлер! Спустя годы память оставила лишь общее ощущение пережитого, а детали увиденного растворились в обширном наслоении новых событий, фактов, впечатлений…

На этом непростом пути молодого редактора к читателю нужна была не только газетная бумага, но еще и свежие идеи, воплощенные на ней, включая и название газеты (заметили, что «Наш край» одинаково читается и на русском, и на белорусском языках?). 
Путь бульваризации прессы как редактор он отмел сразу. Сделать главными героями газетных страниц горлопанящих на площадях демагогов? Он сделал ставку на солидную, интеллигентную, показывающую Человека и отстаивающую его интересы газету.

Сколько новых идей родилось на этом пути! Антон Иванович генерировал их сам и неустанно побуждал к этому коллектив. И эта удивительная творческая атмосфера, постоянные поиски новых, нестандартных подходов к освещению извечных тем рождали прекрасные плоды. К примеру, задумали написать о жизни села «изнутри» – и устроили Галину Строцкую инкогнито… дояркой на ферму. Ничего, что на недельку-другую редакция оторвала от своего всегда немногочисленного коллектива журналиста. Зато какой материал потом прошел в газете! А Зоя Сороковик решила съездить в российскую глубинку, посмотреть на ее жизнь, а заодно и на наше село со стороны. И встретила только одобрение. Наверное, многие еще помнят эти очерки. Разного рода командировки, близкие и дальние, были не редкость – за опытом, за свежими впечатлениями… Да и просто затем, чтобы не затянула провинциальная рутина.

Но не только отдельные наши коллеги, порой целый журналистский «десант» высаживался то в редакции блеснувшей в чем-то газеты соседнего района, то мчался в лучшую газету республики, а то и ко всем сразу – в столицу, на ежегодную выставку «СМИ в Беларуси». Лучший опыт не зазорно и заимствовать, чтобы делать у себя еще лучше, или просто скопировать, потому что он лучший – по этому пути Антон Иванович убежденно вел коллектив все годы своей редакторской деятельности.

Наверное, поэтому нашей газете удавалось быть в числе лучших в республике, а во многом – идти впереди других. К примеру, из года в год становиться победителем различных профессиональных творческих состязаний, первой компьютеризировать журналистский труд, на добрую зависть коллегам создать лучшие условия для работы каждого сотрудника редакции, быть постоянным адресом проведения семинаров по изучению передового опыта…

Безусловно, на всем этом наложен отпечаток личности Антона Ивановича, нестандартно мыслящего профессионала и руководителя, просто человека – искреннего, широко распахнутой, доброй и щедрой души. Несмотря на трудности, которые в разные периоды были разные, но всегда неизбежные, он шел на работу, по его личному признанию, как на праздник. А для нас, свидетелей всего этого, с тех пор непременными атрибутами руководителя, уважающего и себя, и окружающих, стали безупречный внешний вид (элегантный костюм, со вкусом подобранный галстук, свежая сорочка и непременно стрелки на брюках – а-ля Антон Иванович), неравнодушное отношение к людям и хорошее настроение, помогающее свернуть горы.

«Начните день с хорошего!»

– Антон Иванович, у нас проблема: из строя вышел принтер, в компьютерной сети…

– Здравствуйте! А вы заметили, какое сегодня чудное утро? Начните день с хорошего! – дает совет Антон Иванович. – А о принтере я уже в курсе.
И его «здравствуйте!» дальше привычно разносится то тут, то там по длинному коридору редакции, тонет за дверями кабинетов, в которые он заходит…

Это привычка: приходить раньше всех и к началу рабочего дня быть уже в курсе всех проблем – от расшатавшейся ручки входной двери до плохого самочувствия кого-то из сотрудников. Но начинать новый день Антон Иванович предпочитал все же с доброго слова каждому из нас. И, поверьте, оно никогда не оказывалось лишним и было отличным стимулом к творчеству. Без начальственных окриков ему удавалось организовать четкую и плодотворную работу коллектива. Для порой в чем-то провинившихся (все живые люди) было достаточно его «Вы не правы», а худшим из наказаний – его сухое, официально-подчеркнутое обращение, так не характерное для его демократичного стиля руководства и творческой атмосферы нашей редакции.

Антон Иванович мог найти доброе слово для каждого – от маститых журналистов до студентов-практикантов, которых всегда было полно в нашей редакции. Еще учась в Минской высшей партийной школе, он самостоятельно проштудировал труды известного психолога Дейла Карнеги и нашел там немало полезного для работы и каждодневного общения с людьми. Мы порой просто диву давались, насколько он бесконечно терпелив и добр к окружающим, а он просто отмахивался своим обычным «таким меня родители воспитали». Только Дейл Карнеги и подсказал, сколько за этим стояло еще его многолетней работы над собой! Увы, некоторые из окружающих предпочитают воспитывать других, а не себя.

Правило трех «Д»

У Антона Ивановича всегда на рабочем столе лежали листочки бумаги, куда он заносил, не полагаясь только на память, все, что ему нужно сделать. Когда эти листочки изрядно истрепывались и почти все написанное на них было вычеркнуто, он заводил новые и переносил туда незачеркнутые пункты с предыдущего. И так изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год.

Существенную часть этого списка составляли, конечно же, неотложные и перспективные вопросы и проблемы внутренней жизнедеятельности редакции: сделать заказ на газетную бумагу, купить новый компьютер, оформить плакат или стенд к предстоящей подписной кампании или выставке, поменять замок в плохо открывающейся двери … А далее – оформить подписку на «Наш край» для пенсионеров редакции, кого-то из них, болеющих, проведать, достать лекарство, а кому-то завезти на зиму дрова и т. д. и т.п.

Мы, работающие рядом, тоже несли в первую очередь ему свои нерешенные личные проблемы – жилье, детский сад, садовый участок, болеющие дети… В разное время они были разной степени трудности: на решение одних уходили дни, других – месяцы и даже годы. Неизменным оставалось одно: никому из нас и никогда Антон Иванович не отказал в помощи. Как человек слова, он сначала сделает пометку в своем личном плане работы и «садится на телефон», обзванивает все нужные для этого адреса, что называется, поднимает на ноги всех своих друзей и знакомых. Так он старался оградить журналистов от повседневных бытовых проблем, чтобы они максимально могли посвятить себя творчеству и в полную силу раскрыть свой талант (такого мнения он был о каждом из своих сотрудников). А порой иному из нас нужно было совсем немногое: замечая, что журналисту «не пишется», он просто подходил и говорил: «Вы устали. Идите и просто не спеша пройдитесь по улице…» Он знал, что значит вдохновение для творческого человека.

Но двери кабинета нашего редактора никогда не закрывались и для людей «с улицы». Любую бабушку с деревни, как бы ни был занят, он приветствовал неизменным привставанием и вопросом «Чем могу вам помочь?» Он вообще очень высоко ставил и ценил людей села – как на страницах своей газеты, так и в жизни. Это глубокое уважение к селянам – трудолюбивым, искренним – от его деревенских корней, знания их многотрудной жизни.

Но с особенным вниманием Антон Иванович относится к участникам Великой Отечественной войны. На его взгляд, наша благодарность этим людям ничтожно мала по сравнению с тем, что они для нас сделали. Именно поэтому к имеющимся государственным льготам для ветеранов «Наш край» от себя еще добавил льготную подписку на свою газету. И продолжает ее уже много лет. А сам Антон Иванович еще задолго до этого шага взял под личную опеку одного из них – героя своего очерка «Аист со слезою на крыле…» бывшего директора его родной Ятвезской школы Мигаса Л. М. (очерк, кстати, вошел в один из сборников лучших работ областного отделения Союза журналистов) и до конца жизни ветерана принимал самое непосредственное участие в его судьбе.

А многие горожане нашли в лице Антона Ивановича своего радетеля еще с тех времен, когда после городского радио его взяли инструктором в горком партии. Особенно тесным было его общение с людьми последние два года, когда он был, по сути, помощником Владимира Александровича Заломая. Контроль за разрешением лавины сложных ситуаций, по которым первый секретарь горкома обещал помочь людям, ложился на плечи Антона Ивановича. А он не мог подвести руководителя, которого очень уважал и работоспособностью которого восторгался. Годы работы под руководством Заломая Антон Иванович оценивает однозначно как лучшую школу жизни.

Такой напряженный ритм Антон Иванович задал себе сам с первых дней редакторства и держал все последующие годы. А мы всегда знали: если к концу рабочего дня после подписания газеты «в печать» и ухода последнего посетителя из кабинета уставшее лицо Антона Ивановича вновь зажигается улыбкой – «День Добрых Дел» состоялся.

«Критикуя, предлагай. Предлагая, делай!»

Однако все эти добровольно взваленные на себя хлопоты за людей не снимали с него выполнения непосредственных редакторских обязанностей – работы над содержанием газеты. Он никогда не позволял себе поставить даже новичка в журналистике, обычно особенно рьяно отстаивающего каждую собственноручно написанную строчку, в положение «я – начальник, ты – дурак». Для него все мы – личности, таланты, творческие, а значит особенные люди, которых природа наделила редким даром – литературными способностями. В этом он был убежден, даже когда в который раз отправлял дорабатывать написанный опус, а потом еще терпеливо правил его сам. Ради этого он сносил все наши разные, далеко не сладкие характеры. На несправедливые упреки в свой адрес отвечал своим обычным «не корректно», не оскорбляя в ответ, не тая обиду и никогда не припоминая ее.

У многих с годами действительно литературные способности благодаря собственному стремлению и его умным и тактичным советам развились в талант, причем не только местного масштаба, и журналистская судьба вывела их в республиканские газеты. Антон Иванович, конечно, сожалел об этих потерях для «Нашего края», но никогда не препятствовал, приветствуя профессиональный рост и здоровые амбиции творческой личности, основанные не на пустом месте. Сам же несколько предложений возглавить вышестоящие СМИ не принял. Он прикипел душой к своей любимой газете.

Он вычеркивал в наших материалах ненужные пустые длинноты. Да и в беседе с людьми по-прежнему терпеть не может пустопорожней болтовни и никогда не преминет повторить: «Критикуя, предлагай!» В его понимании критика должна быть конструктивной. Видишь недостатки – ищи способы их устранить, предлагай свое решение проблемы, а не ограничивайся нытьем: ой, как все плохо, как нехорошо!
К критике, выносимой на страницы газеты, он относился особенно щепетильно: кроме четко выверенных фактов от журналистов еще требовал не опускаться до уничижительности, ставить себя на место критикуемого. Как истинный профессионал он знает, что слово – сильное оружие, его критические стрелы могут ранить очень глубоко. Наверное, поэтому ни один из судов, которых в бытность Антона Ивановича редактором было довольно много и с бизнесменами, и с чиновниками разного ранга (критика никому не нравится), «Наш край» не проиграл. Наверное, поэтому со многими из тех, с кем были судебные разбирательства, Антон Иванович и «Наш край» не стали врагами. Критику по делу умные люди со временем всегда признавали.

Он родился в День радио и первые профессиональные шаги в журналистике сделал на нашем городском радиовещании. В этом совпадении теперь хочется искать даже какой-то символический знак. А ведь поначалу (трудно даже поверить!) он мечтал о театральных подмостках. Да-да, и с присущей ему настойчивостью несколько раз штурмовал актерский факультет! К счастью, не поступил – повторим многократно, потому что судьба одних из нас без его опеки вряд ли пошла бы дальше по этой несладкой, но интересной журналистской стезе, а других вряд ли вознесла на ее вершины.

В своей среде, уважительно и по-свойски, мы звали и зовем его шефом. Даже без имени и отчества понимаем, о ком речь. Между официальным «главный редактор» и кажущимся панибратским «шеф» для нас такая же разница, как между понятиями «педагог» и «учитель».
Уверена, что он, никогда не возносивший свое «я» и в пору своего редакторства не допустивший в «Нашем крае» ни единой строчки лично о себе (даже в официальном материале о присуждении ему в числе других звания «Человек года-2006» хотел вычеркнуть свою фамилию), сегодняшний материал наверняка не пропустил бы в печать. Простите, шеф, но проигнорировать поручение своих коллег – тех, кто многие годы был счастлив работать с вами, я не могла. Не судите строго, ведь раз в году, накануне профессионального праздника, вы все же позволяли журналистам отступать от своих правил и превращать авторов публикаций «Нашего края» в одного из их героев. Да, не боги мы – вы это знаете, как и то, что помеченным божьей искоркой литературного таланта иногда тоже хочется услышать за свой труд простое человеческое «спасибо!». Сегодня мы искренне говорим его Вам.

С Днем печати, шеф! С юбилейным Днем рождения, Антон Иванович! 
 

0

Также на нашем сайте

  • «Ох, и ночка была…»15.02.2012 «Ох, и ночка была…» (0)
    Автор воспоминаний, предлагаемых вашему вниманию, Иван Антонович Жук, 35 лет отработал директором Барановичских электросетей, уйдя на пенсию в 70 лет в 2003 году. В основу […]
  • Горемычная Сонька29.01.2012 Горемычная Сонька (0)
    – Ой, люди, а куда ж подевалась ее старая икона? – воскликнула удивленно одна из соседок Софьи Ольшевской. – Недавно ж еще была на месте!.. Все присутствующие в […]

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *