Наверх

Проект «Моя семья» (обновлено 5 мая)

20.01.2011 Комментариев нет 261 editor

В старом году мы стараемся оставлять все самое плохое, мечтаем, чтобы оно не повторилось в новом году. Всякое бывает и в семейных отношениях. И предлагаемое ниже вашему вниманию интервью явится своеобразным мостиком между старым и новым годом. Поэтому и начинаем сегодня публикацию цикла материалов, посвященных семье и семейным отношениям, чтобы продолжить его в 2011 году.

В материалах этого цикла мы будем касаться характерных проблем современной семьи, особенностей брака, кризисов в семейной жизни, культуры семейного общения, темперамента партнеров и детей, проблем воспитания и т.п. А поможет нам в этом кандидат философских наук, профессор Михаил Тимофеевич Авсиевич, с которым автор идеи «семейного» цикла публикаций познакомился во время учебы на курсах повышения квалификациив Академии управления при Президенте Республики Беларусь.

– Михаил Тимофеевич, в одной из своих лекций перед слушателями курсов вы подчеркивали, что сегодня воспитание детей в семье очень трудное дело, потому что психологически родителям не просто понимать своих детей. Нередко они уверены, что понимают своих детей, хотя на самом деле это не так. Часто и родители, и дети думают друг о друге, что все делается ими «нарочно», и получаемые таким путем обобщения крайне усложняют задачи семейного воспитания. Чем бы вы это объяснили?

– С одной стороны, это может объясняться авторитарностью родителей, с другой, отсутствием научных знаний проблем семейной жизни и воспитания. А ведь характер семейного уклада, семейной организации, по мнению ученых, в значительной мере определяет собой судьбу других социальных групп и судьбу самого населения. Ведь семья – первая мастерская, куда попадают люди для переделки сразу после своего рождения. Семья – первый скульптор, который формирует мягкую как воск, неоформленную душу и ум, волю и характер ребенка. Влияние семьи (за редким исключением) избежать невозможно. Плоха будет семья – плохим будет ее детище. Хороша будет семья – хорошими будут и ее «продукты» – люди. Помните: яблоко от яблони недалеко падает.

– Семья сама по себе обладает могучим воспитательным средством, например, через то же трудовое воспитание, и разрушение семьи влечет за собой огромные беды для души ребенка. Какие же причины приводят к распаду семьи или, по крайней мере, производят глубокие перемены в ней?

– Следует выделить два типа причин. Первый – характерный для передовых стран мирового сообщества, и второй – причины, вытекающие из особенностей конкретной страны.

Главная причина первого типа – это почти полное исчезновение труда в семье, который имеет огромное воспитательное значение. Например, белорусские крестьянские дети только по дому были заняты в 85 видах работ. И это не считая общего труда с 5-6 лет в поле, огороде, саду. Во многих делах взрослые не очень нуждались в помощи детей, а привлекали детей к труду сознательно. Раньше мать, как правило, всегда была дома и являлась центром внутрихозяйственной жизни семьи. Сегодня же члены семьи практически все трудятся вне дома. Семья начинает превращаться из трудовой в потребительскую единицу. Современная служба быта и сеть магазинов всех профилей отнимает труд у семьи. Сегодня семья является больше местом отдыха, а не труда. А окружение городов дачными поселками есть попытка сохранить то, чем семья нормально жила раньше, если, конечно, у некоторых семей не является источником жизни.

Вторая причина, тесно примыкающая к первой, – урбанизация жизни. Скопление населения в крупных городах приводит к процессу отмирания натурального хозяйства. Все то, что раньше семья имела как продукт своего труда, теперь легко приобрести на стороне. Все это требует изменения отношений родителей, воспитателей и учителей к детям. Дело в том, что городская жизнь настолько интересна и разнообразна, так влечет к себе, что для удержания детей в семье нужно наполнить ее очень богатой и интересной внутренней жизнью.

Третья причина первого типа – изменение положения женщины в современной жизни. Раньше полем ее деятельности была семья. Сегодня она занята на производстве, в общественной и политической жизни. Все это лишает семью света и тепла, согревающего ее. В связи с самостоятельностью женщины происходит перемена в ее психологии, связанная с материальной независимостью от мужа, что дает ей право иначе строить внутрисемейные отношения. Эти причины породили явления многосемейственности мужчины и так называемого «свободного материнства» женщины.

– Если вспомнить историю, то, начиная с 1917 года, на территории бывшей Российской империи резко изменилась экономическая основа жизни семьи (все женщины были вовлечены в производство), ролевые функции супругов, количественный состав семьи, а государственной системы подготовки будущего семьянина не было. Теоретической основой такого положения явился «Манифест Коммунистической партии», в котором говорится, что семья должна исчезнуть, а функции воспитания подрастающего поколения перейдут к государству. И здесь мы должны перейти к причинам, приводящим к распаду семьи, второго типа, вытекающим из особенностей конкретной страны, в данном случае и нашей.

– В отношении советского государства к семье и браку можно выделить три периода.

В первый, ленинский, в соответствии с положением Манифеста, в 1918 году был принят новый кодекс актов гражданского состояния (далее КАГС), который рассматривал брак свободным от государственной власти, как соглашение между мужчиной и женщиной. Известная политическая деятельница А. Коллонтай убеждает трудящихся, что «семья перестает быть нужной», а «свобода общения между полами не противоречит идеологии коммунизма». Подобное законодательство привело к росту разводов. И когда исследователь П.А. Сорокин в 1922 году опубликовал данные, что в Петрограде 92,2% разводов на 10 000 браков, В.И. Ленин в своей статье «О значении воинствующего материализма» назвал его крепостником и реакционером.

Второй период – 1925–1961 годы. Уничтожение семьи не состоялось благодаря упорному стремлению населения России сохранить религиозно-моральные моменты семейного союза, а также деятельности государства (в 1925 году вводится новый КАГС, который фактически запретил разводы – накладывались большие алименты – и парторганизации начали заниматься вопросами укрепления семьи).

Третий период начался с 1961 года, когда были приняты поправки к КАГС, смягчавшие условия развода.

– До революции функции мужа и жены были распределены следующим образом: муж был добытчиком, а жена – домохозяйкой, воспитателем детей. Вовлечение женщины в производство после революции привело к тому, что жена тоже становится добытчиком, хотя и все остальные функции тоже остались за ней, в то время как функции мужчины остались прежними.

– Отсюда чрезмерная физическая и нервная перегрузка женщин. Некоторые же ученые утверждают, что главная причина разводов – сексуальная неудовлетворенность супругов. Да, и такая причина существует. Однако давайте разберемся, как она возникает. Если, придя с работы, муж садится к телевизору и смотрит фильм, у него возникают одни эмоции. Тогда какие же возникают эмоции у жены, которая в это время готовит еду, стирает или же занимается детьми? Конечно, противоположные. Так что же, нам нужна сексуальная революция, как утверждают некоторые ученые? Нет! Нужна научная система нравственно-полового воспитания будущих семьянинов в семьях, дошкольных учреждениях и школах.

Если муж и жена оба работают и вместе выполняют домашнюю работу, то у них будут и одинаковые желания. И дети обязательно должны вовлекаться в домашний труд.

Развитие конфликтов в молодых семьях, как правило, начинается так. Муж, воспитанный в стиле добытчика, придя домой раньше жены и не найдя ничего на плите и в холодильнике, как правило, ждет жену, смотрит телевизор. И если он встречает ее фразой: «Почему так долго, я есть хочу?!», то жена вначале может накормить его такими словами, что есть ему не захочется. А если бы он ее встретил фразой: «Ты, конечно, устала, но я приготовил ужин, покушай и иди отдыхать»?! Попробуйте использовать этот совет в новом году и посмотрите, что получится.

Вторая причина разводов вытекает из полной психологической безграмотности нашего населения. Если раньше существовала большая семья, в которой все подчинялись указаниям отца или деда, то сегодня мы имеем семью, состоящую из супругов и детей, и конфликты чаще всего возникают из-за непонимания особенностей психологии друг друга, вытекающих как из темпераментов, так и из условий воспитания.

Третья причина – смешанные браки. Сегодня их особенно много в городах. Это – межпрофессиональные, межсоциальные; между людьми, выросшими в городе и выходцами из деревни; межнациональные браки. Ведь если, например, муж занимается на работе тяжелым физическим трудом, а жена – учитель, то понимание такого явления, как усталость, согласитесь, у них разное…

– На этом, думаю, пора поставить точку, так как накануне Нового года, скорее всего, супруги будут стараться совместно и продуктами запастись, и накрыть праздничный стол. И понятие усталости в отношениях между ними, верится, будет не актуальным. А в будущем году мы продолжим начатый сегодня разговор о семейных взаимоотношениях, так как это вечная и злободневная тема.

 

————————————————————————————————————————

  

 

Продолжаем публикацию материалов, посвященных семье и семейным отношениям.  

В материалах этого цикла мы будем касаться характерных проблем современной семьи, особенностей брака, кризисов в семейной жизни, культуры семейного общения, темперамента партнеров, проблем воспитания детей и т.п. А поможет нам в этом кандидат философских наук, профессор Михаил Тимофеевич Авсиевич.

– Михаил Тимофеевич, давайте продолжим нашу беседу о семье, начатую в первой публикации. Напомню читателям, что в ней мы, среди прочих причин разводов, называли смешанные браки: межпрофессиональные, межсоциальные, между людьми, выросшими в городе и выходцами из деревни, а также межнациональные браки. Что еще влияет на «крепость» семьи?

– К сожалению, в нашей литературе нет хорошего, практически полезного определения темпераментов и особенностей поведения их носителей в быту. И для начала можно почитать философа И. Канта. Для иллюстрации приведем несколько строк из определения холерика: «Он горяч, вспыхивает быстро, как солома, но при уступчивости других скоро остывает. В его гневе нет ненависти, и он любит другого тем сильнее, чем скорее тот ему уступает. Любит, чтобы его громогласно хвалили». Например, Кант утверждает, что сангвиник устремляется туда, куда его не просят; холерик не идет туда, куда его приглашают без соблюдения правил приличия; меланхолик заботится о том, чтобы его вообще не приглашали». Согласитесь, что ссора супругов может начаться из-за желания сангвиника пойти в гости и нежелания меланхолика, т.е. вытекающая из непонимания особенностей темперамента друг друга.

Еще одна причина разводов кроется в очень низкой культуре населения, особенно межличностного общения. Кант утверждает, что самое обидное для мужчины – «назвать его глупцом», но ведь самое любимое существительное жены, когда она ругает мужа – «дурак», а далее идет прилагательное. Для женщины, считает Кант, самое обидное сказать, что она безобразна. К сожалению, мужчины тоже срываются до оскорблений. Но встает вопрос, а какую же культуру отношений воспитывают в семье, школе, в средствах массовой пропаганды? Вот пример из юмора М. Жванецкого: «Лично я давно говорю: нет нашей бабы лучше!.. Сто граммов дал, на трамвае прокатил – твоя».

Хочется подчеркнуть, что многие причины конфликтов можно снять через систему образования и пропаганды. Считаю, что, если к воспитателю будут обращаться родители ребенка и получать квалифицированные консультации по проблемам семьи и брака или воспитания, это будет способствовать установлению оптимального развития сотрудничества в формировании личности ребенка.

– А где развитие творческих сил ребенка, его инициативы и сознания ответственности идет наиболее благоприятно – в детском саду, семье, школе? 

– Ученые считают, что развитие творческих сил ребенка наиболее благоприятно идет в семье, а не в детском саду, но семья может и убить его в зародыше. Развитию творчества способствуют игры, инсценировки (но только в узком семейном кругу) и иные занятия с детьми. Очень важно правильное развитие речи. Известно, что, если родители начинают картавить вместе с ребенком, у него может сохраниться дефект речи до конца жизни.

Много конфликтов возникает на почве неодинакового подхода супругов к воспитанию ребенка. Педагогическая функция семьи многопланова. Очень важно формирование хороших привычек в жизни маленьких детей. Первоочередное дело – это развитие в детях привычки каждое начатое дело доводить до конца. Этой привычкой создается чувство большой ответственности за каждое предпринимаемое дело, большая углубленность желаний и приобретается опыт претворения желаний в дело. При развитии привычек у ребенка не нужно проявлять чрезмерной настойчивости, иначе привычка будет поддерживаться только в рамках семьи и по уходу из нее она будет с радостью отбрасываться. Только умелое создание разумных привычек (как физического, так и социально-психического характера) сохраняет их на всю жизнь.

Под развитием ребенка следует понимать не развитие личности вообще, а только главных свойств, в особенности достигать тех целей, которые мы себе ставим. Здесь нужна очень осторожная работа. Следует предоставлять ребенку свободу находить самого себя, ничего ему не навязывая. Плохо ломать ребенка, но это еще не так опасно, как постоянно его гнуть. Последнее почти неизбежно ведет к лишению внутренней силы и собственной инициативы.

– Исследования ученых показывают, что черты характера начинают формироваться еще в утробе матери. И знание этого поможет рождению здоровых поколений…

Доктор Г. Ротман из Зальцбурга в результате длительных наблюдений пришел к выводу, что поведение будущей матери определяет, каким будет новорожденный. Он выделил четыре категории. К первой отнес «идеальных матерей». У них беременность проходила без осложнений, роды были легкие, а появившиеся на свет младенцы обладали прекрасным здоровьем. Во вторую вошли будущие матери, категорически не желавшие рождения ребенка. Здесь наблюдалась тяжелая беременность, часто преждевременные роды, вес ниже среднего, а возбудимость – выше обычной. К третьей отнесены «двойственные натуры», т.е. внешне за рождение, но внутренне был страх. У большинства рожденных в этой группе детей наблюдались нарушения поведения и желудочно-кишечные осложнения. К четвертой – «безучастные матери», например, не желая испортить карьеру, они не хотели ребенка, но внутренне не были против. У их детей отмечалась апатия. И это надо знать будущим мамам.

Подводя итоги сегодняшней беседы, подчеркну, что задача воспитания и образования состоит в том, чтобы, сохраняя и охраняя индивидуальность ребенка, помочь ему разобраться, в чем именно состоит его индивидуальность, к чему он предназначен, определиться в выборе рода деятельности и, возможно, социального положения. То есть подготовить его к жизни и деятельности как в данном обществе, так и вообще в обществе людей. Главным же моментом всякого образования и воспитания должно быть развитие таких форм сознания и мышления ребенка, которые позволили бы ему осуществлять свое самостроительство, свой личный рост, что на определенном этапе обязательно приведет к выбору своего пути, или, другими словами, позволит ему самоопределиться. К сожалению сегодня многие родители навязывают детям то, что не соответствует их природным задаткам. И подрывают их как физическое, так и психическое здоровье.

 

—————————————————————————————————————————— 

 

 

В материалах этого цикла мы рассказываем о характерных проблемах современной семьи, воспитания, особенностях брака, кризисах в семейной жизни, культуре семейного общения, темпераменте партнеров и детей и т.п. А помогает нам в этом кандидат философских наук, профессор Михаил Тимофеевич Авсиевич.

– Михаил Тимофеевич, «семейный» цикл материалов заинтересовал наших читателей. Один из них, позвонив по телефону, попросил более подробно рассказать об особенностях смешанных браков, о которых мы говорили в первой статье, по сути, по его словам, только обозначив эту проблему. Читатель прав, потому что в настоящее время в нашей стране непрерывно растет число смешанных браков. Они возникают между представителями различных наций и народностей, уроженцами города и деревни, представителями различных профессий и т.д. Например, в одном из материалов, опубликованных в нашей газете в прошлый четверг, сообщалось, что в прошлом году в Барановичском городском отделе загс было зарегистрировано 95 браков с иностранцами, в 2009 их было 83, в 2008 – 70. Такая вот тенденция.

– Рост смешанных браков – естественное следствие всемерного усиления экономических и культурных связей между народами, миграции, ликвидации расовых, национальных, религиозных барьеров в семейно-брачных отношениях.

Однако смешанные браки могут быть конфликтны, если супруги не задумываются над особенностями своих семей. Напомню, что в первой нашей беседе мы приводили пример того, что если муж занимается на работе тяжелым физическим трудом, а жена – учитель, то понимание такого явления, как усталость, у них разное. И если сходятся представители интеллигенции и рабочего класса, то естественно, период привыкания к особенностям друг друга будет отмечен сложностями.

Обратимся к статистике. Наибольшее число разводов приходится на крупные города, где большинство браков гетерогенные, то есть разнородные по составу (в 1981 году в Минске, например, таких браков было заключено 90% от общего числа).

Брачно-семейные нормы несут в себе отпечаток национальных традиций, обычаев. Более того, происходит постоянная борьба между старыми и новыми нормами, регулирующими брачно-семейные отношения, а поскольку за этими нормами стоят конкретные люди, следующие им, то это порой приводит к конфликтному пониманию прав и обязанностей супругов в семье.

– Даже способы проявления любви у различных народов имеют свои особенности. У северян преобладает контроль разума над чувствами. В то же время в южных странах любовь – это безумие чувств, необузданная, сжигающая человека страсть… 

– На внутрисемейных отношениях может сказываться и различный образ жизни супругов до брака. Городской образ жизни отличается от сельского более высоким уровнем культуры, большей занятостью женщин в общественном производстве, ослабленным воздействием традиций в семье. У сельских жителей он иной. С переездом в город стереотипы поведения у них автоматически не стираются. Кроме того, человек в большом городе вынужден адаптироваться к загрязнению внешней среды, часто неупорядоченному режиму отдыха и питания, обилию источников информации и повышенному темпу во всех сферах жизни города. Все это требует повышенного самоконтроля со стороны супругов. Например, одна из важнейших причин разногласий именно в городских семьях – усталость супругов от работы на производстве, утомление от поездок в перегруженном транспорте, вечная нехватка времени для домашних дел – времени, которое съедают длинные очереди в магазинах, большие расстояния от работы до дома.

– Часто говорят о равноправии, об эмансипации женщин. Это бесспорно, но все же эти процессы охватывают страну не равномерно.

Действительно, где-то мужчина и поныне считает для себя зазорным вникать в хозяйственные дела. Домом занимается исключительно женщина, и такое ее положение представляется ей достаточно естественным, ибо она в этом духе воспитана с детства. В иных же местностях все бывает на уровне самых современных представлений об отношении полов: мужья и жены стремятся совместно решать проблемы друг друга. Кто станет так уж однозначно решать, хорошо ли подобное положение вещей? Вопрос заключается в другом: а каким будет брак, когда в него вступят люди, столь различные по своему воспитанию?

– Много супружеских пар – люди с разной социальной принадлежностью. Но распространенное мнение таково, что учитывать ее не так уж важно, был бы только «хороший человек».

– Но среди черт «хороших людей» присутствуют и приверженность к определенным нормам жизни своего социального слоя, и нормы эти далеко не всегда совпадают. Когда в быту в простейших условиях «хороший человек» начинает вести себя не так, как от него ожидает представитель иной социальной прослойки – это часто приводит к конфликтным ситуациям. Если один из супругов выходец из интеллигентной семьи, а другой – представитель крестьян или рабочих, то и сами конфликты решаются между ними более трудно, чем в гомогенной, однородной по происхождению семье. В высокообразованных, культурных семьях с богатыми духовными традициями принято учиться понимать друг друга с полуслова. Люди же «попроще» могут и обозвать другого, и накричать на него, и сделать грубое замечание. Интеллигенту это режет слух, люди же рабоче-крестьянского происхождения часто откровенно и просто насмехаются над такой непонятной чувствительностью.

– Примерно такой же механизм возникновения конфликтов в браках, где муж и жена имеют разные профессии. Возникают они, как правило, из-за неуважительного отношения к профессии другого человека, подчеркивания важности своей.

– Особенно большое недопонимание может возникнуть между супругами, чьи профессии разнятся по степени их прикладной значимости. Один, например, – практик, на работе выдает конкретную продукцию: столяр, маляр, ткачиха, портной, пекарь и т.д. Другой – научный работник, философ, социолог. Результаты его труда не являются столь очевидными, они проявляются лишь опосредованно, через влияние на систему ценностей других людей, на их взгляды, на жизнь и общество. Ситуация, конечно, не традиционная, но все-таки не такая и редкая, чтобы не предупредить о ней. Именно в ней могут возникнуть претензии такого рода: «Ты – дармоед, витаешь в облаках без всякой пользы», «А ты не умеешь возвыситься над конкретными обстоятельствами, не умеешь свободно мыслить. С тобой неинтересно». В таких случаях следует напомнить себе, что вы знали, на что шли, и если правильно вести себя, то различие в профессиях может наоборот способствовать усилению интереса друг к другу.

Ясно, что от супругов, состоящих в смешанном браке, требуется большее знание психологических особенностей своего партнера, большая сдержанность, особенно в первые годы совместной жизни, чем от тех, чей брак «равноценен». В ссорах не следует оскорблять национальных чувств супруга, унижать его профессиональные достоинства, насмехаться над особенностями культуры, представителем которой он является. Не надо ставить себе целью уничтожить дух традиций, которые устанавливались веками целым народом, к которому принадлежит супруг.

– В последнее время, когда многие, в особенности молодые люди, осознанно и серьезно возвращаются к религиозным традициям своих народов, появилась такая разновидность смешанных браков как межконфессиональные.

– Вопрос о влиянии веры на решение семейных проблем остается дискуссионным. Атеисты считают, что вера вредна во всех отношениях. Однако если посмотреть на это с научной точки зрения, то можно сделать и другой вывод. Например, в знаменитой молитве Оптинских старцев есть такие слова «Научи меня, Господи, прямо и разумно действовать с каждым членом семьи моей, никого не смущая и не огорчая». Это не что иное, как психологическая установка, которую задают себе верующие, и она благотворно влияет на отношения в семье.

Мнения о бесполезности религии для практической жизни могут быть связаны с ложными трактовками учений и нехристианских традиционных конфессий. Например, 4-я сура 3-й стих Корана (священной книги мусульман) гласит: женитесь на тех женщинах, которые вам любы – на двух, на трех и на четырех. А если боитесь, что не сможете быть справедливыми, то ни на одной». А в 128-м стихе говорится «И никогда вы не в состоянии быть справедливым между женщинами, хотя бы и хотели этого». То есть логически Коран не допускает многоженства, ибо Магомет отрицает в человеке возможность такой справедливости. 

Для семейной жизни, конечно же, не характерно гладкое течение, и здесь можно говорить не только о малозначительных ссорах, но и о периодах очень серьезной напряженности, так называемых кризисах, переломных моментах. Они встречаются уже в самом начале брачных отношений, но об этом мы побеседуем в следующий раз.

 

—————————————————————————————————————

 

  

Семейная жизнь, конечно же, не гладко катится. И здесь можно говорить не только о малозначительных ссорах, но и о периодах очень серьезной напряженности, так называемых кризисах, переломных моментах. Они встречаются в самом начале брачных отношений. Об этом мы и беседуем сегодня с кандидатом философских наук, профессором Михаилом Тимофеевичем Авсиевичем.

– Первый из кризисов, Михаил Тимофеевич, особо выделяемых психологами, связан с развенчанием некоего любовного ослепления, в котором пребывали молодые до заключения брака. И это, наверное, не случайно, ведь чувство любви удивительно…

– Оно способствует обожествлению предмета любви, сглаживает его недостатки, выпукло обрисовывая лишь качества, которыми можно искренне гордиться. Это происходит даже и в том случае, когда любимый человек и не прикладывает особых стараний для того, чтобы нравиться или хотя бы выглядеть как можно пристойнее в глазах другого. Надо учитывать это, ибо так устроен человек. Знание этой особенности поможет не растеряться, когда начнутся однообразные будни совместной жизни и вдруг появится вопрос: «А куда же девались чуткость, внимательность, ласка, откуда взялись бессердечие, нетактичность?»

Когда молодые заключают брак, часто видимым становится то, что раньше затенялось. Была небрежность, но хотелось верить, что она случайна. Была грубость, но ее не хотели замечать как очень неприятный факт. Тут срабатывает так называемый закон психологической защиты, когда не запоминаются очевиднейшие вещи, если это хоть как-то ставит под сомнение значимость личности в собственных глазах. Ну как, право, признаться себе, что предмет твоей страсти – человек безответственный, легкомысленный, ленивый? Это значит, что и ты нехорош, раз выбор пал на существо с целым набором отрицательных качеств. Нет, нельзя потерять самоуважение.

Кризис первого этапа семейной жизни, связанный с развенчанием предмета любви, представляет собой серьезное испытание для молодоженов. Он приводит к проявлению обоюдной раздражительности, которая часто усугубляется злостью не только на партнера по браку, но и на себя, а это уже неприятно вдвойне: «Ну как я мог (могла) всего этого раньше не замечать? Просто уму непостижимо! Какое-то нашло затмение».

– Но коль супруги оказались перед серьезной проблемой, что делать им дальше, как ее решать? Ведь часть семей не выдерживает совместного проживания уже на этом этапе…

– Ибо муж и жена имели неверные жизненные установки еще до брака: надеялись, что медовый месяц будет длиться всю жизнь. В данном случае совет первый: готовьтесь заранее к тому, что меняться самому и приспосабливаться к изменениям в характере супруга придется постоянно в течение, по крайней мере, очень длительного времени. К этому приводит сначала адаптация друг к другу, потом вынуждает необходимость расти вместе с детьми. Если же есть установка на неизменность – как образа жизни, образа мыслей, так и внешней обстановки дома – эта установка погубит семейное счастье.

Особенно тяжело бывает переживать контраст: такая милая, опрятная, такой пунктуальный, предупредительный – и вдруг… Как бы в отместку за «предательство» супруга человек начинает выискивать в нем с удвоенным вниманием неприятные качества. Начинаются не только досадования «про себя», но и словесные выговоры, упреки, сожаления об ушедших еще недалеко днях. Начинается губительное ворчание и «пилка». Этого делать, конечно же, нельзя. Поэтому совет такой. Возьмите лист бумаги и проведите на нем черту. Справа напишите то, что вас совершенно не устраивает в супруге, слева – положительные качества. Разрежьте лист на две половины. Теперь остается самое трудное, но необходимое дело: все, что было написано справа, сожгите и постарайтесь никогда не упоминать об этом в разговорах.

– Второй кризис связывают с появлением детей. Нередко встреча с проблемами, связанными с приходом в семью нового члена – малыша, – бывает очень трудной, и это приводит к серьезным нарушениям казалось бы совсем установившейся гармонии отношений.

– Здесь можно выделить две стороны. Одна бывает связана с эгоизмом мужа, ибо рождение ребенка и уход за младенцем – это колоссальная нагрузка на организм женщины, и немудрено, что она в этой стрессовой обстановке теряет значительную долю своего былого внимания к отцу ребенка. Если мужчина в такой период продолжает настойчиво требовать прежнего внимания к себе, то это может восприниматься матерью как кощунственное посягательство на самую ее природу, ибо высший интерес и заботу сейчас представляет крошечное чадо, и всякое предложение отвлечь от него внимание может раздражить и даже вызвать гнев. Бессонные ночи, однообразная обстановка, болезни малыша далеко не способствуют попыткам сохранить моральное равновесие. Начинаются придирки, обиды на мужа за недостаточную помощь.

Папа, конечно, должен помогать, особенно если приходится обходиться в воспитании без весомой помощи – моральной и материальной – семей родственников. И помощь в хозяйстве – закупка продуктов, уборка в квартире, стирка пеленок – лишь очень незначительные по важности дела, которые может взять на свои плечи супруг. Для него сейчас высшим руководящим принципом должна стать уступчивость, а не эгоистическое требование прежнего внимания. Иначе ответная реакция может способствовать конфликтам не только в первые годы после рождения ребенка, но и отразится на дальнейшем пути, когда с его взрослением отношения неизбежно должны возвращаться в свое нормальное русло.

Уход за маленьким ребенком меняет всю домашнюю обстановку не в лучшую сторону. У некоторых отцов вызывают раздражение неубранные стопки пеленок на столе, разбросанные игрушки, всевозможные баночки под салфетками нарушают прежнюю красоту и порядок. Но с этим какое-то время надо сознательно мириться. Не стоит забывать, что, имея все необходимое под рукой, женщина выигрывает по секундам много времени, которое для нее сейчас драгоценно. И блеск в обстановке – это вовсе не то, на что нужно ориентироваться сейчас. Научить малыша в полгода собирать за собой игрушки – невозможное, противоестественное дело, он пока способен на обратное – разбрасывать их. Привести матери все в полный порядок один-два раза в день еще допустимо, но требовать, как делают иные, чтобы квартира была убранной постоянно – значит предъявлять нереальные, неисполнимые требования.

– Подчас многие молодые пары плохо представляют себе совместную жизнь, так же, как туманно представляли ее, вступая в брак. И неумение решать ту или иную жизненную проблему, наверное, и приводит к мысли, что самый простой путь – развод?

– К сожалению, бытует мнение: женитьба – нечто вроде выигрыша в спортлото. Попадает хороший билет – значит, все в порядке, нет – попробуем еще. Большинству же людей свойственны противоречия, а значит, нужна работа над собой и ближним – для собственного же блага. Нужно вспомнить старую мудрость. Она говорит: чтобы хорошо выбрать, надо иметь, из чего выбирать. Практика показывает – наиболее удачно складывается семейная жизнь у тех, кто в юности имел широкий круг общения – спортивные секции, кружки самодеятельности, туристские группы или хоровые капеллы. У таких ребят возникает меньше иллюзий по поводу избранника.

А иллюзии – сила разрушительная для семьи. Одно из печальных ее последствий – требование изменить личность другого. Подсчитали: в конфликтной семье в день высказывается до 30 различных пожеланий – типа «стань умнее», «стань красивее», «стань спокойнее». И результата требовали не завтра даже, а сразу сегодня!

Умейте ссориться. Судите сами: муж разбил тарелку. Жена ругает его за тарелку, потом – за неаккуратность, потом – за отсутствие внимания к домашним заботам, потом – за маленькую зарплату, заканчивая тем, что он разбил ее жизнь. А нужно всего лишь было сказать, что посуда, милый, бьется к счастью.

Нет универсального средства стабилизации современной семьи. В каждом случае нужен свой рецепт. У людей старшего поколения это не всегда находит понимание – они обращают внимание молодежи на семьи своих родителей, дедов и прадедов. Но ведь как изменилась семья за какие-нибудь 50 лет?

Когда-то на лекции я дал совет, как хотелось бы, чтобы жена встречала мужа, если он позже пришел с работы, такими словами: «Здравствуй, витязь мой прекрасный». А примерно через два месяца одна слушательница рассказала, как муж отреагировал (женщина – учитель музыки, он тоже): «Он долго стоял возле порога и решил, что это новый вид юмора. А через некоторое время встретил меня стихами С. Есенина: «Ты жива еще, моя старушка». Потом разобрались и сейчас встречаем друг друга хорошими стихами. Знаете, домой лететь охота».

 

———————————————————————————————————-

 

Мы продолжаем беседы с кандидатом философских наук, профессором Михаилом Тимофеевичем Авсиевичем, посвященные проблемам современной семьи. Сегодня наш разговор о темпераменте супругов.

– Михаил Тимофеевич, как-то вы нам, слушателям курсов Академии управления Президента Республики Беларусь, рассказывали, что после очередной лекции «О причинах семейных разводов» вы получили записку следующего содержания: «Спасибо вам. Я знала, что у людей бывают разные темпераменты, но до сих пор не представляла, что это так важно учитывать в повседневной жизни». Причем, таких записок вам поступало немало. Они еще раз доказывают, что большинство людей не принимают в расчет особенности темперамента своих супругов. Все это им кажется досужей выдумкой бездельников-исследователей.

– О темпераментах, конечно, кое-что слышали все. Иногда люди ведут себя грубо и бестактно по отношению к другим, вспылят, а потом извиняют себя: «Ничего не поделаешь – такой темперамент». Ясно, в этих случаях просто оправдывают скверный характер и нежелание следовать нормам поведения.

И плохой, и хороший характер может быть у человека любого темперамента. И чувствительный, и инертный человек может оказаться хамом. Ответственным и аккуратным может быть и очень подвижный человек, и флегматик, то есть, медлительный, тугодум. Хороший характер, в отличие от темперамента, данного природой, можно воспитать. Недаром народная мудрость указывает, что характер начинается с привычки: посеешь привычку – пожнешь поступок, посеешь поступок – пожнешь характер. Именно поэтому человека с плохим характером осуждают, а о темпераменте не принято говорить, что он хороший или плохой.

– Что особенного вносит учет типа темперамента в знания об острых углах семейной жизни?

– Условно выделяют четыре типа темпераментов: сангвиники, холерики, флегматики, меланхолики. Темперамент свой и членов семьи следует учитывать уже при определении своего отношения к вопросу: возникшее несогласие – это ссора по принципиально важному вопросу или же просто кратковременное несоответствие реакции членов семьи на ту или иную ситуацию? Разгоревшихся, развернувшихся конфликтов будет значительно меньше, если за неустраивающими реакциями жена-мать, муж-отец увидят именно свойства нервной системы другого, а не намеренное желание уязвить окружающих, поиздеваться над всеми.

– Замечено, что свойства темперамента отлично проявляются в ситуации, несущей неприятности для человека.

– Любое неожиданно свалившееся на человека несчастье можно сравнить со смятой шляпой в знаменитом рисунке X. Бидструпа. Люди различных темпераментов по-разному реагируют на нее. Представитель холерического темперамента, увидев результат неосторожности соседа по скамейке, мгновенно приходит в неописуемый гнев и обрушивает его на виновника с такой силой, что тот готов провалиться сквозь землю от своей неаккуратности. Флегматику кажется все безразлично. Он скромен и готов носить смятую шляпу так, как будто она совершенно не изменилась. Для меланхолика это незначительное, в общем-то, происшествие вырастает в неизбывное горе. Он не считает нужным никого ни в чем винить, просто целиком погружается в неприятность и отдается печальным переживаниям. Прекрасное, полное юмора отношение к жизненным проблемам обнаруживает сангвиник. Он бодр, будто ничего особенного не случилось. Более того, в ситуации он готов усмотреть самые смешные стороны и заразить своим весельем всех окружающих.

Хотя определенные свойства можно в иные моменты и замаскировать при длительном сожительстве бок о бок. Темперамент может проявляться достаточно систематически, потому что ситуаций, несущих неприятности, в повседневной жизни создается сотни. К примеру, супруг разбил любимую чашку своей жены, или жена нечаянно испортила дорогостоящую аппаратуру мужа; из-за болезни кого-нибудь пришлось отказаться от долгожданного похода в театр; ребенок помял и испачкал одежду, приготовленную для визита к друзьям, набедокурил в школе, принес плохие отметки; подгорел пирог, которым давно хотелось блеснуть перед гостями и т. д.

Холерики устраивают сцены, возмущаются, переходя всякие границы в выражении своих эмоций. Сангвиники, если и не радуются откровенно, когда радоваться действительно нечему, то и не огорчаются слишком, сохраняя оптимизм и надежду на лучшие времена. Флегматики остаются спокойными: «Разбилась – так разбилась, помялось – так помялось, ничего особенного. Купим новую посуду, помятое отгладим». А с меланхоликами трудно: они теряются, испытывают большой внутренний дискомфорт.

Свойства темперамента отлично проявляются также в скорости выполнения домашних дел. Сколько раз приходилось всем нам подгонять членов семьи в работе или же слышать подобные просьбы и настояния от других. Конечно, когда время поджимает, а кто-либо не проявляет видимых признаков торопливости – это раздражает и даже выводит из себя. Верно и обратное. Если человек не в силах выполнять работу быстро, а его вечно подгоняют, он тоже затаивает внутренние обиды на окружающих. Учитывайте темперамент и супруга, и детей, особенно в условиях очень ограниченного времени, когда надо спешно выполнять срочную работу. 

– Особенно трудно бывает справляться с такими делами (по себе знаю) меланхоликам и флегматикам из-за неспособности быстро переходить от состояния покоя к возбуждению… 

– В таких случаях нужно больше щадить их самолюбие, не увлекаться постоянными замечаниями типа: «Делай же быстрее! Что ты возишься, как черепаха!..» Кстати, скорость выполнения работы у людей различных темпераментов идет в разных темпах. В условиях же, когда необходимо длительно справляться с каким-то определенным объемом дел, вырабатывается так называемый индивидуальный стиль, индивидуальный подход к выполнению этих дел. Разница во времени сглаживается, и вот за счет чего. Сангвиники и холерики обычно все делают быстро, работа «горит» у них в руках, но они проявляют склонность к неосторожным, опрометчивым действиям, В результате им достаточно часто приходится возвращаться к исходному и переделывать часть работы из-за допущенных ошибок. Меланхолики и флегматики идут по другому пути. Исподволь учитывая медлительность и неповоротливость, они больше внимания стараются уделять промежуточным этапам работы, делают ее внимательнее, совершают меньше ошибок и за счет этого догоняют других.

– Немаловажный вопрос: какой досуг для людей различных темпераментов оказывается интересным? На почве выбора досуга возникают достаточно частые ссоры.

– Очевидно, что холерики и сангвиники – люди, что называется, компанейские. Для них невыносимо длительное пребывание дома в однообразной обстановке. Быстрая смена нервных процессов, свойственная им, требует такой же быстрой смены и внешних впечатлений, поэтому они стараются отдыхать вне дома или приглашать к себе гостей. В компаниях они могут позволить себе легкий флирт с кем-нибудь из приглашенных. И хотя подобное «заигрывание» может и не иметь под собой никаких, что называется, серьезных намерений, оно бывает часто оскорбительно для мужа или жены, если они проводят время в компании вместе. Чтобы постоянно не следовали за этим сцены ревности, надо просто привыкнуть к такому способу веселья своего супруга. Разумеется, если сохраняется подлинная верность друг другу.

Здесь же следует знать, что меланхоликов лучше избавлять от необходимости часто проводить время среди незнакомых людей. Они гораздо лучше чувствуют себя в маленьких теплых компаниях, в которых люди хорошо знают друг друга и не стесняются в своих проявлениях. И меланхоликам, и флегматикам лучше не преподносить сюрпризов в виде билетов на спектакль или концерт, который состоится через час-полтора и не предлагать неожиданные изменения в планах на выходные дни или на лето – если уж они запланировали ехать на рыбалку, то поход в магазин за обоями перенесите на другой день. Чтобы чувствовать себя удовлетворительно, они должны внутренне подготовиться к грядущим изменениям в их планах, к необходимости того же похода в магазин за обоями. Наша стремительная жизнь, работа и так полны коварных неожиданностей, так что не стоит еще создавать неприятности искусственно в семье, где каждый имеет заслуженное право на полный душевный комфорт.

– Наверное, встают вопросы и в отношении к детям в связи с проблемой темпераментов? 

– И здесь все непросто. Если взрослый человек многое в себе может исправить и изменить усилием воли и целенаправленной тренировкой – во всяком случае, при наличии желания – то дети сами требуют постоянного внимания и терпения со стороны других.

Все знают, что порой бывает невероятно трудно сдержаться при некоторых детских проступках. Иногда мы срываемся, да и ровное настроение, конечно, невозможно сохранять постоянно. Но, в общем и целом, следует находить какие-то способы договоренности. Во всяком случае, не обижать детей необоснованными, несправедливыми упреками, чтобы в дальнейшем не потерять их доверия к себе. Обязательным моментом, безусловно, является необходимость разъяснить детям их же собственные особенности и помогать им вырабатывать защитные механизмы против непредвиденных обстоятельств. Поэтому эти особенности необходимо знать прежде всего родителям. Но это тема отдельного разговора, о которой можно поговорить в следующий раз.

Подводя итог сегодняшней беседы, отмечу, что те или иные несогласия возникать будут – от этого никуда не деться, особенно в начале супружеской жизни. Но добиться сглаживания конфликтов на почве несходства темпераментов можно.

  

—————————————————————————————————————

  

 

В последней беседе с кандидатом философских наук, профессором Михаилом Тимофеевичем Авсиевичем, посвященной проблемам современной семьи, мы вели речь о темпераменте супругов. Сегодняшнюю и несколько последующих бесед мы посвящаем темпераменту… детей.

– Михаил Тимофеевич, в прошлый раз вы говорили, что большинство людей не принимают в расчет особенности темперамента своих супругов. А это делать, оказывается, надо. Это же, наверное, относится и к темпераменту детей?

– Безусловно. Но для начала хотелось бы сказать несколько слов о понятии «смешанные темпераменты». В европейской традиции выделяется четыре главных темперамента: сангвиник, холерик, флегматик и меланхолик. Многие считают, что чистых темпераментов мало, а есть смешение двух, трех и даже четырех. Например, ученый Н. Ф. Бунаков утверждает, «что на сто детей придется 20 чистых сангвиников, 10 холериков, 5 меланхоликов и 5 флегматиков». В то время как философ И. Кант считает, что нет сложных темпераментов. И в его позиции есть резон.

– Давайте перейдем от теории к практике. Как же характеризует тот же Н.Ф. Бунаков  детские темпераменты и какова его методика работы с ними?

– Ребенок-сангвиник – живой, нервный, впечатлительный и легкомысленный. По большей части нежного и стройного сложения, с легкой и торопливой походкой, с подвижным и веселым лицом, с живым и быстрым взглядом, он производит приятное впечатление полнотой жизни, но иногда надоедает своей неугомонной подвижностью. Его руки, ноги, глаза, язык – в постоянном движении; он не может спокойно ни постоять, ни посидеть, ни помолчать даже одной минуты. Он не ходит, а бегает, он не бежит, как другие, а мчится, летит.

Если он плачет или смеется, что с ним бывает часто, потому что он очень впечатлителен, то плачет и смеется громко, открыто, неудержимо. Но то и другое у него очень скоро и часто совершенно неожиданно кончается; смех сменяется слезами, а слезы, иногда при одном воспоминании о чем-нибудь забавном, сменяются смехом, так что улыбка уже играет на лице, когда по щекам еще катится слеза. 

Мысль сангвиника живая, летучая, перебегающая: впечатлительность очень восприимчивая, но непрочная; любознательность безграничная, но неустойчивая и неглубокая; внимание скоро утомляющееся и непродолжительное. Все смешное, забавное задерживает его внимание сильнее, и в этих случаях у него обнаруживается отличная память, так что он легко запоминает и передает со всеми подробностями длинные забавные рассказы, при чем сам больше всех увлекается самым заразительным смехом.

Сангвиник в учении обыкновенно все рвется вперед и вперед, утомляется и скучает при основательном и продолжительном изучении одного предмета, для него занимательно только новое, незнакомое; на каждую новинку он бросается жадно и в первый час жадно ловит и легко усваивает знания, но затем начинает скучать и отвлекаться от работы: его занимает то, что видно в окно, физиономии товарищей, узоры на стенах, паук в углу комнаты – только не урок. Его сильнее увлекают, ему больше нравятся занятия, действующие больше на воображение, нежели на разум, не требующие усидчивости, терпения, напряжения и упорства мысли; арифметика ему не нравится, особенно упражнения с отвлеченными числами, и дается она плохо; геометрия доступнее и занимательнее для него. Зато он любит географию, исторические рассказы, путешествия, поэзию. 

Чувствования сангвиника пылки и склонны принимать альтруистический характер; он охотно и совершенно искренне, даже наивно делит как чужую радость, так и чужое горе, склонен к самой беззаветной и широкой филантропии под влиянием минутного впечатления, забывая в эту минуту всякие эгоистические побуждения, все свои личные интересы. Он склонен до самозабвения восхищаться прекрасным, и часто хорошее ему представляется гораздо лучше, чем оно есть на самом деле, а дурное – не просто дурным, а отвратительным. Поэтому он легко впадает в крайности в своих похвалах, в преданности и вражде. Но эти увлечения и крайности сангвиника скоропреходящи.

Стремление к разнообразию впечатлений, ощущений, чувствований – вот главный стимул его неутомимой и суетливой деятельности. Он любит шум, суету, разнообразие и беспрерывную смену красок, форм и звуков. Эта погоня за впечатлениями делает его изобретательным в поисках средств, поэтому сангвиник является душою общества в часы отдыха, веселья; он гордится этой ролью, легкомысленно пренебрегая всякими другими значениями в общественной жизни.

– Как же обходиться с таким ребенком воспитателю, чтобы направить его на хороший путь, развить и укрепить его хорошие стороны, подавить или ослабить дурные?

– Ясно, что сухая, педантичная строгость здесь не подойдет. Тут нужно теплое и участливое отношение. Если воспитатель, не роняя своего достоинства, проявит симпатию и доброжелательность к веселому, живому и бойкому ребенку, он может приобрести любовь и доверие с его стороны, а этим будет сделана половина дела. Если же грубыми окриками, бранью, резкими и презрительными насмешками он оттолкнет от себя этого ребенка, возбудит жажду противоречия, противодействия, борьбы упорной и несносной, то дело проиграно.

Главный недостаток сангвиника в учении – рассеянность. Только живое, интересное и особенно наглядное преподавание может втянуть сангвиника в серьезную работу. То есть от способа преподавания, а также от личного отношения учителя к ученику во многом зависят успехи ученика-сангвиника. Ни на кого не действует живой пример, никто не может так легко увлечься делом, глядя на чужое увлечение, как сангвиник. Увлеченный интересным и живым преподаванием, он легко понимает и быстро схватывает сообщаемые знания, и весь сияет от радости и удовольствия, если чувствует собственные успехи. Чтобы это увлечение работой не остыло, не перешло в утомление и скуку, время от времени необходимы поддержка, одобрение. Поэтому хорошо сделает воспитатель, если будет чаще обращаться к сангвинику с такими вопросами, на которые он может дать хорошие ответы. 

С другой стороны, сангвиник любит перебегать от предмета к предмету, от работы к работе, и это перебегание требует противодействия. Но, опять же, глубокое, резкое противодействие не приведет к цели. Оно должно быть мягко, так сказать, незаметно для самого сангвиника. Воспитатель ласково, но решительно и настойчиво своими вопросами возвращает его внимание назад, ставя изучение пропущенного материала условием для перехода к новому и поддерживая одобрением возбужденную энергию сангвиника. Особенно часто приходится так поступать с ним при исполнении письменных работ. Он при этом скоро утомляется работой, раздражается ее медленностью и малейшими неудачами и бросает ручку. Бестактная грубость воспитателя может окончательно испортить дело, тогда как снисходительное указание, самая незаметная помощь и дружеское одобрение могло бы совершенно поправить его и привести к желанным результатам.

Сангвиник склонен ко лжи, к рисовке, к хвастовству по большей части без цели, без всяких низких эгоистических побуждений. И эта склонность тоже не должна оставаться без внимания, так как из сангвиников выходят и знаменитые лгуны, которые рассказывают очевидные небывальщины с таким видом, как будто все это происходило на самом деле, и ловкие плуты, пускающие пыль в глаза доверчивым людям. Средством для их противодействия можно признать не резкие, а серьезные замечания, которые обращают внимание сангвиника на преувеличения и неточности, на их смешную и невероятную сторону. Вообще для благотворного нравственного воздействия на таких детей важно помнить, что они очень склонны к альтруистическим чувствованиям и легко поддаются влиянию поэтических образов. Чтение и объяснение некоторых басен Крылова, вроде «Заяц на ловле», «Лгун» и т. д., будет здесь полезным, так как поэтические образы особенно сильно действуют на сангвиников.

— Думаю, пищи для размышления нашим читателям мы дали предостаточно. Пусть это будет им своеобразным домашним заданием для осмысления услышанной информации. Поэтому характеристики детских темпераментов холериков, меланхоликов и флегматиков оставим на следующий раз.

  

—————————————————————————————————————————-

 

  

Сегодня мы продолжаем беседовать с кандидатом философских наук, профессором Михаилом Тимофеевичем Авсиевичем о темпераментах детей.

– Михаил Тимофеевич, в последней беседе вы говорили о детях-сангвиниках, о том, как проявляется их темперамент и что надо учитывать родителям, учителям, воспитателям при общении с такими детьми. Сегодня обратимся к характеристике темперамента холериков.

– Ребенок-холерик – вспыльчивый, горячий, смелый до дерзости, упрямый и самолюбивый до болезненности. Во всей его фигуре, в осанке, в походке, в лице, в речах выражается преувеличенное сознание не только собственного достоинства, но превосходства над другими. Желание быть старше своих лет у него доходит до забавного комизма: он поднимает плечи, чтобы казаться выше ростом, он нагибается, проходя в дверь; он старается говорить басом, держаться около взрослых людей, принимать участие в их разговорах, лишь бы его не считали ребенком. Если же маленький холерик принимает участие в детских играх, он вносит в игру свое «я» и некоторую серьезность: он захватывает роль распорядителя, диктатора в детском обществе; он устанавливает порядок, решает споры, требует подчинения себе и своим порядкам, и если это ему удается, он играет охотно, в противном случае, когда его оттирают на второй план, он не хочет участвовать в игре, даже старается как-нибудь расстроить ее, злорадно торжествует, если она на самом деле без него расстроилась. Смелость холерика иногда бывает поразительна. Он не отступает ни перед какими препятствиями, ничего не боится или побеждает в себе чувство боли и страха, не обнаруживая его. Он гордится, что может перенести без слез, без крика и без жалоб побои, всякое наказание, всякую боль. В обществе детей он – забияка, но авторитетен, держится свысока и не только насилием, а просто подчиняя своему влиянию других детей.

Руководя товарищами, холерик в саду, школе нередко является вдохновителем группы в борьбе с нелюбимым воспитателем. И группа иногда слепо подчиняется его влиянию, а сам холерик при его упрямстве и самолюбии способен к продолжительной и упорной борьбе: он переносит всевозможные наказания, которые еще более закаливают его упрямство; он считает страшным унижением смириться и просить прощения, а если и вынужден это сделать, то просит прощения с таким заносчивым видом, который не роняет его авторитета в глазах товарищей. Упорное преследование наказаниями может заставить его перейти к борьбе скрытной, но это не победа со стороны воспитателя. Это – мучение для него, вынужденного постоянно быть настороже против неутомимого неприятеля. 

Из чистых холериков выходили и фанатики, погибавшие на кострах, и герои, положившие жизнь за идею, и великие люди – двигатели своего народа, и злодеи, ужасавшие мир. Мысль холерика с самого раннего детства выказывает глубину и остроту. Он учится не под влиянием внешних возбуждений и не тому, чего требуют, а ради приобретения знаний, которые, по его мнению, важны и нужны. Он хочет все нужное знать не поверхностно, а вполне, часто не довольствуется объяснениями воспитателя и данной ему книгой. Ему свойственно сомнение и критическое отношение к воспитателю, к книге, к словам товарищей. При своем самолюбии холерики даже испытывают особенное удовольствие, если найдут в книге ошибку, неверность, противоречие, если каким-нибудь вопросом поставят воспитателя в тупик, замешательство, затруднение.

Чувствования холерика глубоки, сильны и быстры; они обнаруживаются резко, даже грубо. Его мысль, его желания немедленно переходят в дело, которому он отдается целиком, упорно добиваясь цели, не жалея труда, энергии, не отступая ни перед какими препятствиями и опасностями. Поэтому-то велик холерик в геройстве и ужасен в злодействе.

– Как лучше действовать на такой темперамент? 

– Так как сущность холерического темперамента в подчинении самого себя и всего окружающего своему личному авторитету, то и отношение к нему воспитателя лучше всего опереть на то же самое начало. Используя то, что холерик, стремясь и умея подчинять других, способен и сам безгранично подчиняться авторитету идеи, убеждения, государства, личности, сливая этот авторитет со своей личностью и стараясь подчинять других ему же, как своему авторитету. Следовательно, забота воспитателя должна состоять в том, чтобы авторитет своего сада, например, поставить выше авторитета холерика. Тут неуместны уступки, снисхождение и слабость, а нужна непреклонная твердость, справедливая строгость, требовательная последовательность, словом, такая нравственная сила, чтобы холерик не только любил, но и уважал своего воспитателя и сад. 

Похвала и одобрение, с одной стороны, хорошо действуют на холерика, склонного к честолюбию, возбуждая в нем рвение к труду, к преодолению трудностей, но с другой стороны – еще более усиливают, развивают его склонность к честолюбию, гордости, первенству, преувеличенному самомнению. А потому воспитатель поступит благоразумно, если будет справедлив, но умерен в своих отзывах и похвалах холерика, прилагая к нему несколько большую мерку, нежели к другим детям, менее одаренным от природы, и ни в коем случае не отличая его от товарищей какими-либо исключительными льготами и преимуществами. Пусть холерик привыкает довольствоваться собственным сознанием, что исполнил хорошо ту или иную работу, как лучшею наградой. 

– Иными словами, пусть он полюбит труд и дело для самого дела. И чтобы его самолюбие удовлетворялось сознанием своей полезности для других.

  

—————————————————————————————————————————————- 

 

 

В двух последних беседах с кандидатом философских наук, профессором Михаилом Тимофеевичем Авсиевичем шла речь о темпераментах детей сангвиников и холериков.

– Михаил Тимофеевич, остались еще два детских темперамента – меланхолики и флегматики.

– Меланхолик – скучный, угрюмый и нервный ребенок, «бука», слабого телосложения, с бледным лицом и тусклым взглядом. Он все видит в мрачном свете, никому не доверяет, всех подозревает, на всех обижается, на всех жалуется, сторонится. Недоверчивость, подозрительность и преувеличенная забота о самосохранении, об ограждении своей личности у него является источником несправедливости, зависти, злости, клеветы и мстительности. Его одинаково раздражают и насмешки, шутки, поддразнивания, с которыми нередко относятся к нему дети, и ласки, которым он не доверяет. Он может переносить многое с кажущимся спокойствием, но это – вымученное спокойствие. Привести воспитателя или товарища в раздражение, а тем более унизить его, – для меланхолика большое удовольствие, ради которого он способен вести продолжительную, терпеливую и хорошо обдуманную игру.

Мысль меланхолика сосредоточена и глубока; он способен глубоко изучать предметы и любит серьезную умственную работу, преимущественно отвлеченную. Умственная работа может совершенно поглощать его, отвлекая от многого дурного, парализуя его подозрительность, недоброжелательность к людям и мрачность. Поэтические образы на него действуют слабо и малодоступны его пониманию, и в поэтическом произведении его может интересовать только отвлеченная идея и ее развитие. Чувствования его не отличаются живостью, яркостью и разнообразием, но он чувствует глубоко, иногда сердится и мстит много лет, любит до самоотвержения. Желания и стремления его тверды, непоколебимы.

– Словом, меланхолический характер ребенка в чистом виде – истинное несчастие для родителей, воспитателей и учителей…

– И это очень хорошо, что таких людей природа производит сравнительно мало, не более 5 на 100. Да и самому меланхолику жизнь не в радость. Мучая других, он еще больше мучит самого себя, и горечь жизни для него еще увеличивается тем обстоятельством, что он никого не привлекает к себе: не только воспитатели, но часто и родители не любят детей-меланхоликов. Но воспитатель, который тепло относится к своему делу, проникнутый идеей добра, должен понимать, что здесь-то и нужна любовь. Преодолевая невольную антипатию, вооружившись справедливостью, он может много сделать для меланхолика, внося в его мрачную душу свет радости, спокойствия и доброжелательства. С другой стороны, пользуясь склонностью меланхолика к умственной работе, можно и в ней найти противовес дурным инстинктам и наклонностям несчастного темперамента, источник спокойного, справедливого отношения к жизни и к людям. Если воспитателю удастся своим влиянием оградить меланхолика от обид, насмешек, оскорблений и других неприятностей, сблизить с добрыми и разумными товарищами, втянуть в общественную жизнь группы, то выявятся несомненные достоинства «буки»: трудолюбие и способности.

– И, наконец, какими чертами характера нас удивит флегматик? 

– Это по большей части толстый, склонный к ожирению, ленивый, вялый, малоподвижный ребенок с апатичным лицом. Он более всего стремится к покою, не чувствуя потребности ни в деятельности и труде, ни в борьбе, ни в веселье и радостях. Ему ничего не нужно, только не нарушайте его апатичного покоя. Он равнодушен к обстановке и близким людям, к своей наружности и одежде; не знает ни забот, ни тревог, небрежен в работе и в исполнении обязанностей. На все замечания добродушно отвечает: «это не беда» или «успеется» и т. д. 

С товарищами он дружелюбен и терпелив, и товарищи не обижают его из снисхождения. Со старшими он добродушен и кроток, а потому и они редко относятся к нему строго и требовательно. Он ничего не требует, ни на кого не жалуется, никого не обижает, никому не надоедает, ни перед кем не заискивает, только сторонится шума и суеты, предпочитая пассивную роль зрителя. Он любит поесть, посидеть спокойно, полежать, поспать, но действовать, суетиться, играть видную роль в обществе, быть не только вожаком, но и деятельным членом общества – это не для него.
Мысль флегматика тяжела, туповата, апатична, восприятия туги и бледны. Он не любознателен, не интересуется даже новинкой. Однако при медленном понимании, при слабом восприятии и полном равнодушии к знаниям усваивает их прочно.

Чувствования его возбуждаются с трудом и слабо, никогда не доходят до крайнего развития, он по натуре умерен в любви и ненависти. Восторг и отвращение ему чужды и даже непонятны в других людях. Он ничем не увлекается, не отдается полностью никаким стремлениям – ни дурным, ни хорошим. 

– И как же оживить, расшевелить, побудить к деятельности и направить на добрый путь этого апатичного ребенка?

– Здесь уместна строгая требовательность, противодействующая лени и распущенности как физической, так и нравственной. Надо помнить, что флегматик не может так скоро, так легко и так много делать, как другие дети. Поэтому от него нельзя требовать и ожидать таких успехов и работ, как от детей, более одаренных, но можно и должно настойчиво требовать своевременного и удовлетворительного исполнения работ посильных. Средством для проведения таких разумных требований может служить именно нарушение того покоя, которым флегматик особенно дорожит. Надо не позволять ему дремать, чаще поднимать и тревожить его. Настойчивость и внимание воспитателя тут очень важны: только этим путем можно побороть свойственную флегматику наклонность к бездействию, к спячке и привить ему привычку к деятельности, к исправному исполнению обязанностей, к труду, учению. 

Конечно, очень поможет делу живость и занимательность преподавания, потому что настойчивость требований воспитателя в таком случае будет подкрепляться внутренним интересом ребенка. Полезными будут иногда и некоторые взыскания, применяемые умеренно: повторение одной и той же работы при первом неудовлетворительном исполнении; удаление на особое место за невнимание в группе; количественное увеличение работы, чтобы время как можно больше было занято; постепенное качественное усиление этой работы, дабы расширить его умственный кругозор. Шутка тоже может быть полезна по отношению к такому ученику, так как не вызовет в нем ни оскорбления, ни опасного озлобления, а только возбудит чувство стыда и некоторое усилие побороть свою апатию и лень.

– Подытоживая сказанное, подчеркнем, что если в коллективе дети чувствуют себя свободными, то природные черты их темпераментов наблюдательные воспитатели обнаружат с достаточной ясностью, и у них сложится более или менее точное и верное представление о каждом ребенке. И это поможет целесообразно организовать отношение к своим питомцам: кого надо – приласкать, ободрить, кого надо – воздержать, ограничить, кого – расшевелить, оживить и т. д. То есть создать благоприятные условия для воспитания хороших качеств у детей различных темпераментов. Тогда крайности их характеров незаметно сгладятся: заразительный смех сангвиника внесет более светлое настроение в душу мрачного меланхолика, энергичная отзывчивость и страстность холерика увлечет апатичного флегматика. А то и наоборот – непритворная и упорная скорбь и мрачность меланхолика умерит неуместную смешливость сангвиника, наложит тень на его несвоевременную веселость, спокойствие флегматика воздерживает резкие порывы холерика.

 

 

————————————————————————————————————————————————  

 

 

Как возникает характер ребенка, когда он начинает складываться – тема нашей сегодняшней беседы с кандидатом философских наук, профессором Михаилом Тимофеевичем Авсиевичем.

– Михаил Тимофеевич, из предыдущих бесед, думается, читатели запомнили, что характер ребенка в первую очередь начинает складываться в условиях домашнего воспитания. Но, как правило, сплошь и рядом приходится наблюдать, что как родители, так и педагоги воздействуют на ребенка, исходя из наличия стандартных мер воспитания, без учета личностных особенностей. Но у них не всегда получается так, как им хотелось бы.

– В случае неудачи своих педагогических мероприятий они охотно сваливают все на пресловутую «наследственность», на прирожденную испорченность ребенка или какие-то неуловимые влияния, которых нельзя предусмотреть и избежать. Эти объяснения показывают, что воспитатель и родители не желают выяснять причины. Или в силу незнания, или недостатка внимания легче свалить всю вину на «испорченность» ребенка, как будто она явилась сама собой и виновен в ней ребенок. А ведь кто-то же его воспитывал? Ведь «испорченность» ребенка есть результат системы воспитания или полного ее отсутствия. В громадном большинстве случаев не прирожденная тупость (нравственная или умственная) ребенка, а педагогические ошибки подготавливают ему горькую будущность. Я убежден, что изучение педагогами и родителями работы П.Ф. Лесгафта «Семейное воспитание ребенка и его значение» поможет избежать многих ошибок. 

– Если можно, расскажите коротко: в чем заключается эта методика по Лесгафту?

– А методика проста. Воспитатель, понаблюдав за ребенком, делает вывод, что он похож на один из шести типов, описанных Лесгафтом. Потом нужно дать почитать родителям описание данного типа. Я верю вместе с Лесгафтом, что нет родителей, желающих зла своему ребенку, есть незнание, как воспитывать. Поняв это, родители вместе с воспитателем смогут корректировать развитие ребенка, формирование его характера в нужном направлении. 

– Давайте приведем примеры характеристик основных типов ребенка, хотя бы некоторых, данных П.Ф. Лесгафтом.

– Рассмотрим, например, лицемерный тип.

Ребенок лицемерного типа при появлении в школе отличается обыкновенно своей скромной внешностью. В играх он подвижен и весел. Вначале он очень приветлив и внимателен ко всем окружающим, а потом более к тем, от которых что-либо зависит. Он сближается с ними всего более, угождает им и даже внимательно предупреждает различные их желания. При всяком удобном случае он ласкается к своим учителям и воспитателям, целует их (в особенности девочки) и конфузливо указывает на свою привязанность к ним. Он охотно говорит с ними о добре и не пропускает случая высказывать самые ходячие правила нравственности, заученные им наизусть, смотря при этом прямо в глаза наставнику, к которому обращается. Для этого он в особенности пользуется случаем, когда замечен какой-нибудь проступок товарища. Иногда он является с виду таким простодушным или откровенно добродушным ребенком, что все к нему относятся с участием. В классе он всегда старается быть скромным и только своей высоко поднятой подвижной рукой показывает учителю свою готовность отвечать. Ответы его, не всегда удачные, чаще всего содержат в себе слова учителя, которые он успел запомнить. Такой ребенок вначале учится хорошо и примерно исполняет все, что от него требуется, но это продолжается недолго.

Вскоре оказывается, что этот прелестный ребенок не любим своими товарищами, что часто поражает наставника, который, однако, сначала объясняет себе это явление кознями плохих детей, тем более, что недовольство и проявляется раньше всего со стороны детей, не любимых воспитателем. Мало-помалу этот ребенок все более отдаляется, оставаясь, однако же, часто любимцем воспитателя, который, видя его угнетенным и преследуемым, еще более покровительствует ему. При этом сближении с наставником ребенок передает то как бы случайно в разговоре, а то и прямо все действия товарищей и их проступки.

В отношениях своих к меньшим детям он всегда отличается большой важностью, даже грубостью и хвастовством. Стараясь унизить других, он постоянно чем-нибудь хвастает. Хвастовство принадлежит вообще к очень обычным явлениям у ребенка лицемерного типа.

Он часто прибегает к различным болезням, которыми якобы страдает, желая разжалобить окружающих и тем достигнуть удовлетворения своих желаний.

В школе часто случаются пропажи мелких вещей у товарищей, которые также часто находятся у этого любимца. Он как будто не отличает имущества других от своего, причем свое все же тщательно хранит и в этом отношении отличается некоторой скупостью, а иногда даже жадностью. Только под опасением наказания он исполняет требования старших, а всего того, за что он, по своему мнению, наказанию не подвергнется, он не исполняет. Он отделывается, где только возможно, самой беззастенчивой ложью, говоря часто неправду, иногда даже без всякой нужды, с совершенно невинным и откровенным видом. Подозреваемый или даже уличенный во лжи, он никогда не сознается, в особенности, если не предвидит наказания. Всеми средствами, а иногда и рядом небылиц он старается оправдаться, и если ничто не помогает, он, заливаясь слезами, горько будет жаловаться на несправедливость и пристрастное отношение к нему окружающих. Ложь составляет вообще характерное явление у такого ребенка.

– Но ведь такие дети до появления в школе где-то же росли, что-то же влияло на их развитие в таком русле.

– Следует предположить, что развитию такого типа более всего способствуют ложь и лицемерие со стороны старших, окружающих ребенка, чисто практическое направление домашней жизни, постоянный мелкий расчет и стремление к легкой наживе, отсутствие всякой заботы о детях, оставленных на собственном их попечении или на произвол судьбы. А также всякая ложь и лицемерие, требуемые от детей, соблюдение различных внешних обрядов, значение которых не объяснено ребенку или даже недоступно его пониманию; удовлетворение тех желаний ребенка, исполнения которых он стремится достичь лаской, смиренным видом и выпрашиванием; участие ребенка во всевозможных расчетах и развлечениях взрослых, вообще, все те случаи, где ничто не побуждает ребенка к мышлению, где он окружен ложью и лицемерием, в каком бы то ни было виде. Ребенок, то остающийся без внимания, то принимающий участие в расчетах и развлечениях взрослых, научается всевозможным приемам, чтобы только ими пользоваться. Имитационный период продолжается у него довольно долго, и в это время устанавливаются главные его привычки и способы действий. Если он, кроме того, видит, как окружающие его в глаза говорят одно, а за глаза другое, причем иногда даже хвастают ловким достижением своей выгоды, то все это он подмечает, легко усваивает и применяет сам. 

– Взрослые обыкновенно предполагают, что ребенка можно и обмануть, мол, он глуп, не разберется. А получается, что различие правды и неправды у него слагается именно таким образом, что он приучается проверять слышанное им видимым и осязаемым. 

– Чем чаще его обманывают и чем более он встречает в семье несоответствие слова с делом, тем менее выясняются для него признаки правды и тем легче он начинает говорить только то, что ему выгоднее. Необходимо твердо помнить, что ребенок первоначально только и знает впечатления, получаемые органами его чувств, он только им и повинуется и действует исключительно на основании этих чисто реальных впечатлений. Он непременно делает только то, что ему приятно, и избегает всего, что ему в каком-либо отношении неприятно. От ребенка имеют обыкновение всё скрывать, но, если он видит, что окружающие пользуются чем-нибудь, а ему не дают, то и он при первом же удобном случае непременно присвоит интересную для него вещь, раз она плохо лежит, а затем не преминет повторить то же самое. Будучи пойман в своих проступках и за это наказан, он опять же на опыте видит, что необходимо быть осторожнее и что выгоднее пользоваться всяким случаем так, чтобы этого не видели и не знали. Он старается быть умником и пользуется удобными случаями уже осторожнее, более скрытно. Наказание не может выяснить ему объективных признаков правды, оно только покажет ему, что не попадаться – добро, а попадаться – зло, и, имея возможность сделать кому-нибудь зло, он именно и поступит, как с ним поступили при наказании.

– И что тогда можно сказать о нравственных качествах молодого человека лицемерного типа?

– Идеалов у него нет, к пониманию идеи правды и любви он не подготовлен, у него нет веры, нет ничего святого. Сдерживать его может только физическая сила, перед чем он преклоняется и даже унижается, и боль, чего он более всего опасается. Как эгоист, знающий только свою выгоду, такой человек не гостеприимен. Он может только угостить на счет другого, да и то только тогда, когда уже вполне удовлетворит самого себя. Привязанности – ни к кому. При удалении его из родной семьи нельзя заметить даже признака грусти, в особенности, если существует надежда на жизнь при более выгодных условиях. Ему чужды чувства уважения и исполнения долга, как и вообще всякое глубокое и искреннее чувство. Это, впрочем, составляет прямое последствие уже раньше разобранных его качеств, его отношение к правде, к добру и злу.

– Теперь спрашивается: можно ли винить такого ребенка? Можно ли винить мать или тех лиц, в семье которых он вырос?

– Понятно, что нельзя: ребенок может вырасти при данных условиях, прожить весь свой век и умереть, не отдав себе никакого отчета в своих действиях. Мало того, такие лица всегда очень уверены в своих действиях и очень довольны собой. Так проходит вся жизнь, исключительно животная и всегда вредная для человеческого общества. Мать или лица, в среде которых ребенок вырос, во всяком случае, действовали так ненамеренно, не вполне сознательно.

Беседу о других основных типах ребенка мы продолжим в следующий раз.

 

 

———————————————————————————————————————————

  

 

В последней беседе с кандидатом философских наук, профессором Михаилом Тимофеевичем Авсиевичем мы начали говорить о характеристиках основных типов ребенка, рассмотрев лицемерный тип. Тема сегодняшней беседы – честолюбивый и добродушный типы детей.

– Михаил Тимофеевич, а чем же отличаются дети честолюбивого типа?

– Дети этого типа всегда отличаются внешним видом, выражением чувства собственного достоинства, что можно заметить при первом их появлении в школе. Обыкновенно чистый и опрятный ребенок смотрит прямо, уверенно, спокойно присматриваясь к окружающему и не выскакивая вперед. Он внимательно следит за всеми действиями учителя и воспитателя, стараясь не пропустить ни единого их объяснения или замечания. Он спокойно предоставляет лицемеру лезть вперед и охотнее выражает свое желание ответить тогда, когда другие не могли или же не выказали намерения отвечать. 

Сначала он очень осторожен, сдержан и, прежде чем ответить, старается побольше и поточнее расспросить, причем охотно выражает свои сомнения в верности сказанного другими. Ребенок постоянно сосредоточен над разъяснениями учителя, почти исключительно занят учением, хотя при случае не прочь показать, что знает свое дело и что все это ему дается легко. Поэтому он редко занимается при других в классе, у него по возможности все рассчитано и приготовлено заранее, он может настойчиво заниматься и готовиться наедине, чтобы потом блистать при всех. Если он чего-нибудь не умеет делать или не знает, то наотрез откажется от исполнения обращенных к нему требований и сделает или решит только то, к чему успел приготовиться, так как сильнее всего он желает отличиться и не быть простым смертным. 

К товарищам он сначала обращается с вопросами, причем старается выказать свои знания, затем относится к ним поощрительно, охотно решая для них более трудные вопросы и задачи, если его просят об этом. Всякая неудача приносит такому ребенку много горя, которое он не скоро забывает и которое сначала совершенно лишает его энергии. Но вскоре он снова и даже с большим рвением берется за занятия, всякими мерами стараясь исправить дело, отличиться перед товарищами и ни в каком случае не уступить соперникам.

Оскорбление и наказание, особенно если в них существует хотя бы тень несправедливости, могут заставить ребенка этого типа совершенно бросить дело, впасть в полную апатию и даже дойти до самоубийства. Мстит он обыкновенно страстно и всегда злорадствует неудаче противника. Главное стремление такого ребенка – отличиться, быть первым в своем классе и распоряжаться другими. 

– Как относятся товарищи к таким ученикам, стремящимся в лидеры?

– Сначала хорошо, а затем, при ближайшем знакомстве с ними, от них удаляются. 

В играх дети честолюбивого типа стараются по возможности распоряжаться и любят, чтоб их выбирали в распорядители и судьи. Однако они не годятся для этой роли, так как относятся обыкновенно пристрастно к своим противникам и вообще ко всем, не признающим их первенства. Они часто образуют партии и враждуют с лицами лицемерного типа, но, впрочем, скоро их одолевают, так как последние не особенно стойки.

– А каковым будет честолюбец во взрослой жизни?

– Становясь взрослым и являясь общественным деятелем, честолюбец в лучшем случае может быть внешне деловым, исполнительным, знающим человеком, всегда отличающимся самоуверенностью, отсутствием оригинальности и творческих идей.

Руководствуясь чувствованием своего превосходства или даже величия, лицо, принадлежащее к честолюбивому типу, страстно преследует свои цели, расчетливо, эгоистично, как будто все существует для него и для его прославления. Справедливость его формальная и вытекает из его чисто внешнего отношения к правде. Страстный, он не останавливается перед средствами для достижения своей цели и при неудаче легко решается на крайние меры.

Человек честолюбивого типа обыкновенно сам влюблен в себя, он находит себя красивым, очень занят собой и постоянно охотно беседует о своих выдающихся качествах и способностях. Он непременно считает себя первым в школе и на работе и постоянно поражает цитатами и необыкновенной деятельностью своей памяти. Очень охотно он передает рассказы, взятые из книги, причем действительно в состоянии передать малейшие подробности тех событий, о которых говорит. Вообще он всегда первенствует памятью, но зато у него мало своих мыслей, он не в состоянии творчески проявляться, так как вообще отвлеченное мышление и идейность у него очень мало развиты. 

– Третий основной тип ребенка – добродушный тип. Что о нем надо знать взрослым – родителям, воспитателям?

– Этот тип ребенка также бывает уже очень резко выражен при появлении в школе. Такой ребенок является здесь тихим, спокойным, внимательно следящим за всеми окружающими его явлениями. Всматриваясь в новую для него среду, он иногда даже расставит ноги, как бы для лучшей опоры, и раскроет рот либо развалится, весь в созерцании окружающего. Он не обращает на свою внешность никакого внимания, даже в отношении чистоты, опрятности и целости своей одежды. Сначала он вообще мало подвижен. Внешней приветливости и ласковых отношений, а также стремления чем-либо угодить, отличиться или привлечь к себе внимание своего наставника у него нет. Напротив, он скорее навлечет на себя неудовольствие своим простым, прямым и даже иногда неловким обращением. Он не выскакивает вперед, а обыкновенно остается в стороне и молча следит за действиями других.

Недостаток настойчивости в действиях, мягкость и уступчивость нрава, а иногда просто неподвижность и даже лень делают возможным, что лица такого типа часто недостаточно противодействуют злу. Но, впрочем, это замечается преимущественно у взрослых, и в том только случае, если при этом страдают одни личные их интересы. 

– А в противном случае?..

– Раз убедившись во вреде, приносимом кем-то другому лицу или обществу, они сбрасывают с себя свою лень и являются энергичными и сильными борцами за правду. Во всяком случае, лень их более физическая, чем умственная. Умственная их деятельность при известных условиях может выразиться преобладанием фантазии, постройкой всевозможных несбыточных проектов и воздушных замков, но все же мысль будет постоянно работать. До бездействия, до этой праздной жизни в области фантазии человека добродушного типа чаще всего доводят его прямота и честность, не позволяющие ему уживаться с ложью, наглостью, насилием и с той деловитостью, единственной целью которой, как будто в силу круговой поруки, стало «урвать кусок», а также с однообразной или механической деятельностью. Он не в состоянии мириться с ними, он оставляет тогда свою деятельность, хотя бы личное его положение было одним из выгодных, и легко делается «лишним человеком». 

– Выходит, что в добродушном типе ярче всего видны истинные человеческие проявления и качества, он из тех, кто может о себе сказать: «Не буди во мне зверя». В чем же задача школы по доведению этого типа до «нужной кондиции»?

– Побольше энергии и настойчивости в борьбе с препятствиями – вот все, что должна дать школа такому ребенку, содействуя, конечно, постепенному совершенствованию его качеств.

Условия, при которых развивается подобный тип, насколько возможно было проследить их, следующие: тихая, спокойная жизнь с самого рождения; любящая, добрая мать или другое близкое ребенку лицо; отсутствие всякой похвалы и всяких мер наказания или преследования ребенка, который пользуется полной свободой. Ко всем его нуждам и требованиям относятся со вниманием и удовлетворяют их, насколько это возможно и насколько позволяют обстоятельства. В противном случае всегда поясняют ему причину отказа, он всегда знает причину тех требований, которые ему ставят. Все это делается не по искусственному шаблону, а вследствие добрых и простых отношений к ребенку, только потому, что живут его жизнью. Ему ничего не навязывают, не втолковывают, не вбивают, а только возможно просто поясняют и отвечают на его же вопросы, а в случае незнания или неумения объяснить прямо сознаются в этом, не отделываясь от ребенка непонятными для него фразами и не прогоняя его без всякого рассуждения.

– В следующей беседе мы продолжим разговор о типах детей, формирование которых начинается с самого раннего возраста и составляет основу будущего характера человека, его поведения во взрослой жизни.

 

 

——————————————————————————————————————————————-

 

  

В последних беседах с кандидатом философских наук, профессором Михаилом Тимофеевичем Авсиевичем мы рассказали о некоторых характеристиках ребенка, рассмотрев лицемерный, честолюбивый и добродушный типы детей. Тема сегодняшней беседы – мягко-забитый и злостно-забитый типы.

– Михаил Тимофеевич, напомним читателям: описывая различные типы детей, данные выдающимся русским ученым П.Ф. Лесгафтом в его книге «Семейное воспитание ребенка и его значение», мы надеемся, что это поможет родителям вместе с воспитателями корректировать развитие ребенка, формировать его характер. 

Итак, почему же следующий тип ребенка назван мягко-забитым типом? Чем это, если можно так сказать, «забит» ребенок?

– В этом случае ребенок бывает забит не строгими взысканиями и наказаниями, не розгой, а внешней, животной лаской, которая забивает не меньше розги и приводит к таким же печальным результатам. Тип этот можно было бы еще назвать и заласканным, только этим последним названием не удастся охарактеризовать все его проявления.

Появляясь в школе, ребенок такого типа очень стесняется новой обстановки: он не решается сам по себе ни пройти, ни встать, ни сесть. Он смотрит, что делают другие, и мелочно подражает им. Принужденный сделать что-нибудь независимо от других, он оказывается обыкновенно очень неловким, неумелым и очень слезливым. 

Когда он несколько привыкнет к школьной обстановке, им управляет лицемер или честолюбец, а защищает добродушный. Вообще ребенок этого типа находится под покровительством или влиянием какого-либо другого товарища, и его действия и рассуждения вполне зависят от последнего. Поэтому он является то незлым, мягким, послушным, то, напротив, очень требовательным, недовольным, непокорным.

К товариществу он относится стадно, никаких самостоятельных действий у него не бывает, такой ребенок является исполнителем предъявленных ему требований и начертаний. Он исполняет все внешние обряды, но при этом зевает и смотрит в сторону. Холодный и равнодушный, он в сущности никого не любит, а только, так сказать, прицепляется к кому-нибудь и не отходит от него ни на шаг точно так же, как раньше не отходил ни на шаг от матери.

– А как же поведет себя ребенок мягко-забитого типа, если останется один, в ситуации, когда рядом никого нет?

– Величайшее горе, какое только может быть у этого ребенка, – это очутиться в таком положении, где он предоставлен самому себе, своим собственным силам, где нет никакой посторонней помощи и заботы. Можно сказать, что он умрет с голода, сидя около каравая хлеба, если ему никто не укажет, как отрезать. Если эта гипербола несколько преувеличена, то тем резче она показывает одну из главнейших черт этого типа. Наедине он всегда скучает и сам никогда не может приискать себе никакого занятия или развлечения. Все неудачи, препятствия или новые явления ставят его в тупик. Он не сделает ни малейшего усилия, чтобы преодолеть их, а беспомощно остановится перед ними. Исполнить поручение он может только тогда, когда все необходимое ему раньше было показано, потому что действовать он может только по имитации и по указанию. 

– Словом, появляется такой тип в тех случаях, когда всякая деятельность ребенка предупреждается… 

– …когда все для него готово и он никогда не возбуждается к рассуждению и к самостоятельному распоряжению своим временем и своими действиями. Честолюбивая или раздражительная мать, не терпящая никаких противоречий, желая похвалиться своими детьми, старается ласками и угодой их чувствованиям сделать их умниками и послушными и, таким образом, всего более содействует развитию детей мягко-забитого типа.

Предупреждение всякой самостоятельной деятельности ребенка, уничтожение всякой инициативы, всякого почина со стороны ребенка, отсутствие и заботливое устранение условий для развития умственной деятельности – вот главные моменты, которые будут содействовать развитию всех наблюдаемых здесь явлений.

– Можно только вообразить себе после этого, что из себя представляет следующий, злостно-забитый тип ребенка.

– Появляясь в школе, ребенок такого типа отличается настойчивой молчаливостью, стесняющимся, конфузливым видом. Он никогда не посмотрит прямо и ласково, все больше сбоку и исподлобья. Товарищей он то сторонится, то, как бы нечаянно, толкнет или щипнет кого-нибудь. На все их предложения и расспросы он либо вовсе не ответит, либо ответит отрицательно, либо начнет потешать их различными резкими выходками и сценами. 

К занятиям он относится совершенно равнодушно, исполняя только необходимые требования. Если же он может от них отделаться, то охотно этим пользуется. Ко всем окружающим, в особенности к старшим, он относится чрезвычайно подозрительно и на все ласки и внешние проявления нежности всегда отвечает резким, отталкивающим движением и даже бегством. 

В рассуждения он никогда не пускается, даже избегая их, вообще не разговорчив, в особенности с незнакомыми ему лицами. 

– А как он ценит товарищество?

– Скорее всего он сходится с однородным типом, соединяясь более для взаимной защиты, чем для искренних дружеских отношений. С товарищами же добродушного типа он сближается более, потому что видит со стороны их признание его равенства со всеми окружающими. Своего товарища он в случае общего преследования никогда не выдает, и даже жесточайшие наказания не могут принудить его к этому. Вообще он выдерживает самые сильные наказания с замечательной стойкостью и терпением. Ребенок злостно-забитого типа часто берет под свое покровительство какое-нибудь животное, с которым охотно делит все, что имеет.

Когда такого ребенка подвергают преследованию или какому-нибудь строгому дисциплинарному взысканию, то он делается как-то особенно подвижен и часто избирает себе самые дикие развлечения, которые характеризуются вообще тем, что он мучит, истязает, уничтожает различных животных, наносит людям, особенно своим воспитателям, оскорбления, а если может, то и прямой физический вред.

– И каково его поведение после окончания школы, так сказать, на воле?

– Нет такого безобразия, которому бы не предавались эти молодые люди, как только они хотя бы ненадолго вырвутся на свободу. Они обыкновенно имитируют самые крайние и грубые образцы, которые им приходилось встречать, как в отношении своей речи, одежды, так и в отношении всех своих потребностей. Все это выражается в крайне резкой и грубой форме и часто доходит до самых нахальных и даже циничных действий. По существу, проявления этого типа совершенно одинаковы как у мальчика, так и у девочки – цинизм их выступает в одинаковой степени.

– И вновь хочется спросить: а каковы причины, содействующие проявлению и развитию такого типа в семье?

– Главным образом, следующие: запрещение рассуждать, применение различных насильственных мер для понуждения и укрощения ребенка и всякие несправедливые и произвольные требования. Лицо, воспитывающее такого ребенка, обыкновенно держится в отношении его того правила, что его не следует баловать, а главное, не следует пропускать какого-либо из его проступков без наказания. Если ребенок, например, возьмет что-нибудь, что произвело на него сильное впечатление или же удовлетворило той или другой его потребности, и его застают при этом, то его громогласно обзывают вором. Или же, предполагая, что он сказал неправду, его обзывают лгуном, не наедине, не случайно и не один раз, а громко, намеренно и постоянно. Вообще здесь играют главную роль настойчивые, постоянные безотчетные и произвольные преследования, вызываемые большей частью личным раздражением, оскорбление личности ребенка и унижение его перед другими – и перед товарищами, и, в особенности же, перед чужими и нелюбимыми лицами. 

Развитию этого типа также много содействует строгое распределение времени ребенка с обязательными занятиями и невозможностью самостоятельно распоряжаться даже своими играми и развлечениями, строгие и постоянные взыскания за всякое нарушение установленных правил или так называемых порядков, при отсутствии всякой любви и доброго отношения к ребенку. Гораздо целесообразнее суметь не заметить самого поступка и уничтожить по возможности весь эффект картины, вызываемой поступком. Ребенок, которого никогда не наказывали, которому даже никогда ничего строго и сурово не приказывали, если ему только серьезно скажут, чтобы он ничего не брал, и объяснят причину, почему не следует брать, то он на самом деле не возьмет. Сила мягкого, любящего слова так велика, что с нею не может сравниться никакое наказание. 

– Словом, предположение, что ребенка необходимо постоянно понукать и принуждать к занятиям, совершенно неверно. Напротив, необходимо, чтобы он сам искал себе занятия, непременно сам распределял их и распоряжался своим свободным временем. Если ребенок сам распоряжается своими занятиями, то, утомившись умственным трудом, он непременно перейдет к физическому, и обратно.

 

 

————————————————————————————————————————————————-

  

 

Обычно становление личности относят к более поздним периодам жизни человека – юности, взрослости. Однако личность не просто обнаруживается на определенном этапе развития человека, а строится постепенно, начиная с самых ранних этапов жизни. Тем большая ответственность ложится на плечи родителей. Чтобы добиться положительных результатов в воспитании, недостаточно одной родительской любви. «Система воспитания» в каждой семье должна строиться с учетом определенных требований. Об этом наша очередная беседа с кандидатом философских наук, профессором Михаилом Тимофеевичем Авсиевичем.

– Михаил Тимофеевич, давайте поговорим о последовательности в воспитании и в какой-то мере об основных принципах, как говорится, гуманного воспитания. Ведь многие родители полагают, что ребенок – их достояние, их собственность, с которой они могут поступать, как им заблагорассудится. 

– К сожалению, родителям хочется, чтобы ребенок скорее стоял, ходил, и нередко они искусственно побуждают его к таким действиям, уже в 3-4 года часто насильно обучают детей чтению, письму, музыке и т. д. Такое ускорение нарушает постепенность и последовательность в развитии ребенка, что приводит к болезням, нарушениям психики. «Вся тайна семейного воспитания, – писал П.Ф. Лесгафт, – в том и состоит, чтобы дать ребенку возможность самому развиваться, делать все самому; взрослые не должны забегать вперед и ничего не делать для своего личного удобства и удовольствия, а всегда относится к ребенку с первого дня появления на свет как к человеку с полным признанием его личности и неприкосновенности этой личности».

Родители должны постоянно помнить, что интеллектуальное развитие ребенка не должно опережать его психическое и физическое развитие.

Следующее требование к воспитанию – единство слова и дела. В начале жизни действия ребенка исключительно подражательны. Одновременно при помощи вопросов он узнает значение произносимых звуков, а также тех ощущений, которые у него появляются. На основании этой информации у ребенка вырабатываются критерии действий и поступков. Если ребенок подмечает, что никакой последовательности в словах и действиях взрослых нет, то он не в состоянии выработать такие критерии.

– И что может получиться в таком случае?

– В таком случае действия и поступки ребенка будут случайными, непоследовательными. Например, отец говорит матери: «Если мне будут звонить по телефону, скажи, что меня нет дома». Вначале ребенок удивится и выскажет свое недоумение. Слова о том, что не его дело, что ему следует помолчать, суть ситуации не проясняют, ребенок сбит с толку. В таком случае выработка критерия правды для ребенка будет чрезвычайно затруднена, он начнет думать, что в подобной ситуации можно поступать, как придется или как захочется, что морально-этические критерии здесь не нужны. 

– Но родители в этом случае, наверное, думают так: когда ребенок вырастет, то сам разберется, где правда, а где ложь… 

– Это опасное заблуждение. Правдивость – не врожденное качество. Оно приобретается и усваивается в ходе наблюдения за окружающими. Это должно заставить взрослых быть очень последовательными во всех своих действиях и словах. При этом важно помнить, что на ребенка главным образом влияет дело, а не слово. В первые годы жизни ребенок настолько реалистичен, что представление об окружающем мире у него складывается преимущественно под влиянием поступков окружающих его людей. Все это свидетельствует, насколько существенны для ребенка последовательность действий взрослых, единство слова и дела, искренность и правдивость.

– Стоит подробнее остановиться на том, как ребенок изучает окружающий мир, что подмечает в первую очередь, словом, о развитии детской наблюдательности.

– При нормальных условиях развития, когда ребенка не ограничивают регламентами и запретами, он всегда будет отличаться наблюдательностью, подмечая в первую очередь те явления, которые доступны его пониманию. Естественная наблюдательность сопровождается высокой степенью усвоения информации, рассудительностью над своими впечатлениями.

Не стоит стремиться искусственно развивать наблюдательность в ребенке, нужно лишь устранить впечатления, которые недоступны его пониманию и которые снижают естественную наблюдательность. При искусственном развитии наблюдательности можно допустить ошибки, которые приведут к обратному результату. Неправильная оценка сил и возможностей ребенка может привести к тому, что в результате наблюдения за миром ребенок будет лишь накапливать новую информацию, не усваивая и не осознавая ее. Без анализа и рассуждения, без проверки своими действиями ребенок не в состоянии составить общего образа, понятия о предмете. Наблюдательность, самостоятельность, подготовка к абстрактному мышлению являются важнейшей основой усвоения ребенком главных нравственных категорий.

– То есть одновременно в ребенке надо развивать и рассудительность? 

– Многие родители считают, что ребенок должен слушаться и исполнять волю старших, а рассуждать он будет, когда вырастет. Здесь нарушается психологическое правило о том, что как ребенок научился в раннем детстве действовать, так будет действовать и в будущем. Навыки рассуждать над окружающим миром и над своими поступками должны прививаться с детства. Необходимо приучать ребенка к тому, чтобы он отдавал себе отчет в своих действиях, чтобы постоянно задумывался над тем, что делает, чтобы следил и анализировал мотивы своих слов и поступков. При этом родители и воспитатели должны отличать рассудительность от простой болтливости, которую не следует поощрять.

Способность к рассудительности хорошо проявляется в языковом развитии детей, где простое подражание сочетается с самым пытливым исследованием того материала, который предлагают им взрослые. Однако, восхищаясь изобретательностью своих детей, родители не должны забывать обидеться, когда те своими словечками высказывают свое неуважение к ним. Например, у Корнея Чуковского в книге «От двух до пяти» читаем, как Алена, пяти с половиной лет, распекает своего деда: «Что у тебя в голове? Сено?! А если мозги, так уж очень недодумчивые!» А дед, вместо того, чтобы пристыдить грубиянку, стал громко хвалить (в ее присутствии) внучку за выдуманное слово.

Здесь мы обязаны помнить и о воспитании достоинства ребенка. Слово «достоинство» скрывает в себе два смысла: личное (или внешнее) достоинство и собственное (или внутреннее). В жизни и педагогической практике речь чаще идет о личном достоинстве (президента, депутатов и т. д.). Но о внутреннем собственном достоинстве говорят редко. Собственное достоинство – это то, чего человек не может делать в силу своей совести, нравственности. Важно, чтобы собственное достоинство было воспитано в детстве и закреплено в юности, хотя достичь этого не так просто.

 

 

————————————————————————————————————————————————

  

 

Обычно становление личности относят к более поздним периодам жизни человека – юности, взрослости. Однако личность не просто обнаруживается на определенном этапе развития человека, а строится постепенно, начиная с самых ранних этапов жизни. Тем большая ответственность ложится на плечи родителей. Чтобы добиться положительных результатов в воспитании, недостаточно одной родительской любви. «Система воспитания» в каждой семье должна строиться с учетом определенных требований. Об этом – продолжение нашей беседы с кандидатом философских наук, профессором Михаилом Тимофеевичем Авсиевичем, начатой в прошлом четверговом выпуске «Нк».

– И все же, как это лучше сделать, ведь если человек уважает себя, чувствует себя равным другим, то у него быстрее появится ответственное взрослое поведение. 

– Собственное достоинство ребенка может развиться там, где воспитание и обучение проходит без страха и унижения. Настоящий воспитатель и педагог не станет делать замечаний при посторонних, высмеивать за проступок перед коллективом, оскорблять ребенка.

В народе справедливо говорят: «Птица не может летать без крыльев, а человек не может жить без доверия». Доверие окрыляет ребенка, придает ему уверенность в себе, развивает самоуважение. Доверительное отношение родителей – это и свидетельство их любви к ребенку, и поощрение его самостоятельности, волевых качеств.

Чувство собственного достоинства не может быть воспитано там, где детей делят по способностям. Ведь собственное достоинство – это единственно доступное людям реальное равенство. Хорошо учить, не унижая достоинства, педагоги умеют, но не всех, а только способных. Потому в большинстве стран мира детей делят на способных и неспособных, создают специальные классы выравнивания для отстающих и классы и школы для талантливых. Однако опыт шведской школы, а также опыт многих наших педагогов доказывает, что дети учатся лучше, если за одной партой сидит умница и тупица, сын рабочего и министра. Если ребенок однажды попал в низшую группу, ему не выбраться. После 2-3 лет «выравнивания» ребенок отстает настолько, что вернуть его в обычный класс будет невозможно. Главная причина этого – потеря веры в себя, ущемление чувства собственного достоинства, возникновение комплекса неполноценности. Оправиться от такой школьно-родовой травмы непросто, иногда это сказывается на протяжении всей жизни.

– Родительская любовь бывает безмерной, но и о строгости по отношению к своему чаду не следует забывать. Поэтому такое сильное и светлое чувство, как родительская любовь, нуждается в разумном проявлении. Как, впрочем, не помешает и чувство меры и в строгости.

– Когда мы говорим, что любовь – творец всего прекрасного в человеке, мы имеем в виду такое чувство, которое закаляет, а не ослабляет ребенка. Родительская любовь должна быть и требовательной, без слезливой сентиментальности, всепрощенчества, без жертвоприношений со стороны отца и матери. Люди, выросшие за счет родительского счастья, могут стать холодными и расчетливыми эгоистами.

Не менее важно соблюдать родителям чувство меры и в строгости. Всякое проявление неумеренности в отношении родителей к детям связано с неумением понять мотивы поведения детей, что часто приводит к конфликтам, к глубоким переживаниям тех и других.

Пагубно действуют на детей как нервозные окрики, так и сентиментальное сюсюканье. Здесь нужен педагогический такт, хорошо развитое чувство меры, ласковости и строгости, доброты и требовательности. Педагогический такт является существенной и органической частью педагогического мастерства, которым вполне может овладеть каждый родитель. Вовремя сказанное слово осуждения или одобрения, верно найденная интонация голоса, соответствующее выражение лица, наконец, правильно найденный жест – все эти проявления педагогического такта имеют немаловажное значение для воспитательного воздействия.

Родителям следует помнить, что нравственное развитие ребенка тесно связано с трудовым и физическим воспитанием. Физическая закалка способствует формированию таких качеств характера, как выдержанность, устойчивость к перегрузкам, способность к самоконтролю и самоограничению. С другой стороны, физическая закалка и хорошее физическое развитие – важные условия живого практического альтруизма.

– Современной семье, которая стремится воспитать высоконравственных, духовно богатых детей, необходимо знать и использовать народную педагогику – накопленный множеством поколений опыт в воспитании и обучении детей.

– У всех народов семья с момента возникновения имела свой уклад, свои традиции, обычаи, праздники и обряды, с помощью которых народ воспроизводил себя, свою духовную культуру, характер, психологию. Вся народная этика сводилась, главным образом, к так называемой семейной нравственности, основанной на чувстве родства. В этом скрывается глубокий философский и психолого-педагогический смысл. Благодаря теплу отчего дома, семье, родству у человека рождались гуманистические и патриотические чувства, уважение к другим людям и народам.

К сожалению, многое из народной педагогики утрачено и забыто. Чтобы добиться ускоренного «лечения» современной семьи, необходимо вернуться к традициям народной педагогики. Делать это надо не только в семье, но и в детском саду, использовать в педагогической пропаганде.

У белорусов во все времена семья играла главную роль в воспитании детей. Каким человеком вырастет ребенок, в первую очередь зависело от того, как складываются внутрисемейные отношения, отношение к старшим, к труду, природе и т. д. Воспитательная функция семьи была закреплена нормами обыденного права, согласно которому дети воспитывались в уважении к родителям и старшим вообще. Этими нормами предусматривалось поведение детей в обществе, за столом, во время труда и отдыха.

На первом месте всегда было трудовое воспитание, усвоение детьми всех трудовых процессов. Разделение труда в домашнем хозяйстве проявлялось в том, что бытовые обычаи девочкам передавались от матери или бабушки, а мальчикам – от отца или деда.

В семейной педагогике четко выделяется традиция формировать у детей знание своей родословной, уважение к своему имени и происхождению. Эта традиция имеет давнее происхождение. У древних кривичей (славянское племя на территории Беларуси) был такой обычай. Когда юноша достигал полнолетия, то, чтобы считаться мужчиной, он должен был выполнить четыре задания: убить зубра или медведя, переплыть полноводную и бурную реку, зажечь в грозу костер и рассказать свою родословную до пятого колена. Если же юноша не знал своей родословной, его подвергали изгнанию, так как считалось, что такой человек всегда может стать на путь предательства.

Использование знаний народной педагогики поможет поставить реальный заслон бездуховности, историческому беспамятству, поможет осознать детям и подросткам свою гражданскую роль наследников народных национальный ценностей и традиций семейно-бытовой культуры.

 

 

—————————————————————————————————————————————

 

  

Тема сегодняшней беседы с кандидатом философских наук, профессором М.Т. Авсиевичем – наказание детей.

– Большинство родителей любят своих детей и желают им добра. Но, тем не менее, многие способны поднять руку на своего ребенка или просто не исключают такой возможности. В чем причины такого раздвоения, Михаил Тимофеевич?

– Отвечая на поставленный вами вопрос, отметим, во-первых, что воспитание дело очень сложное. «Уж не от того ли, – писал А.И. Герцен, – истязают детей, а иногда и больших, что их так трудно воспитывать, а сечь так легко? Не мстим ли мы наказанием за свою неспособность?»

Во-вторых, родители могут исходить из собственного жизненного опыта, дескать, в детстве меня били, но ведь я стал человеком. А в-третьих, многие родители считают, что ребенок их собственность и они вправе делать с ними все, что захочется.

Для того, чтобы родители отказались категорически от насилия, педагогу необходимо корректно напомнить им некоторые научные истины:

побои – не метод воспитания. Пощечинами и пинками морали не научишь, с их помощью ничего не добьешься;

применение телесных наказаний по отношению к детям является нарушением основных прав человека;

телесные наказания непедагогичны и неэффективны. Многочисленные исследования показали, что телесные наказания не являются действенными методом воспитания и вызывают только ответную жестокость;

возможно, телесные наказания и служат родителям разрядкой от накопившегося гнева, но ребенка они ничему не учат. Они только унижают, оскорбляют и раздражают его.

– Каковы же результаты телесных наказаний?

– Наказание такого рода действует только в течение короткого времени – оно, может быть, и разряжает обстановку, но никак не улучшает поведение ребенка надолго.

Побои могут представлять и непосредственную опасность для жизни ребенка – особенно в тех случаях, если наносящий побои человек не владеет собой.

Один из самых нежелательных результатов частого битья заключается в том, что ребенок начинает видеть в нем способ излить накопившийся гнев и разрешить возникшую проблему. Ребенок учится в минуту гнева прибегать к драке, привыкает к тому, что для того, чтобы снять напряжение, достаточно поднять на кого-то руку. Он уже считает возможным применять физическую силу и властвовать над более слабыми детьми. И все это потому, что, демонстрируя ребенку собственную несдержанность, родители не учат его самообладанию и не прививают ему умения справляться с отрицательными эмоциями другим способом.

– И какова у детей реакция на побои?

– Она бывает самой разной: маленький ребенок, которого ударили, зачастую начинает плакать еще громче; ребенок, которого бьют, чувствует себя оскорбленным и униженным; ребенок, которого бьют постоянно, чувствует глубокую неприязнь, буквально ненависть к самому себе и к окружающим. Его последующее поведение может быть продиктовано жаждой мести и компенсации. Кроме того, его непрерывно мучает страх, и это может оказаться губительным для его психики.

Ребенку трудно осознать, что он подвергся телесному наказанию из-за своего неверного поведения. Для него гораздо естественнее, что такое наказание – это проявление гнева или нелюбви со стороны того, кто его наказал. Ребенку важно чувствовать, что родители желают ему добра, а детям, которых ударили, порой трудно верить в добрые намерения родителей.

– Словом, родители не наказывать детей должны, а научить их дисциплине.

– Да, потому что дисциплина прививает детям умение владеть собой, чувство независимости и ответственности. Она позволяет установить упорядоченный образ жизни с четкими границами поведения, дает детям возможность исправить ошибки в своем поведении, учит справляться с различными душевными состояниями и переменами настроения. Дисциплина развивает в детях самостоятельность мышления и самообладание в трудных ситуациях, создает у них ощущение душевного комфорта и внутренней гармонии.

– И как этого лучше достичь?

– Мы бы посоветовали родителям, воспитателям соблюдать следующие правила. Прислушивайтесь к ребенку и старайтесь понять его точку зрения. Необязательно соглашаться с ним, но, благодаря вниманию, которое вы оказали ребенку, он ощущает себя полноправным и достойным участником события. Ребенок охотнее подчиняется правилам, в установлении которых он принимал участие. 

Само собой разумеется, существуют правила, которые могут устанавливать только воспитатели. Предоставьте ребенку право выбора. Дайте ему понять, что он волен выбирать из нескольких возможностей. Ребенок имеет право выразить свое мнение и свои чувства относительно тех границ поведения, которые вы ему определяете. Его мнение по этому вопросу поможет вам установить эти границы справедливо. Необходимо и самим родителям, воспитателям верить в справедливость своих требований, объяснить ребенку их причины и убедиться в том, что он их осознал. Не требуйте от ребенка сразу многого: начинать надо с небольшого набора правил. Причем давайте детям ясные, точные и краткие указания. Неоднократно возвращайтесь к этим правилам и инструкциям – ребенок нуждается в повторении. Ребенку трудно быстро перейти от одного вида деятельности к другому. Если вы чего-то требуете от него, предоставьте ему короткий отдых, небольшую передышку, чтобы он мог переключиться.

– Существуют ли методы, с помощью которых можно воспитать в детях чувство ответственности и послушание, научить их управлять своими поступками, не прибегая при этом к телесным наказаниям?

– Таких методов существует множество. Вот некоторые из них. Хвалите детей за хорошее поведение подобно тому, как вы указываете им на их ошибки и отрицательное поведение. Поощрение закрепит в их сознании представление о правильном действии. Старайтесь похвалить ребенка за любое изменение к лучшему в его поведении, даже если оно весьма незначительно. Старайтесь научить его, как исправить неправильный поступок. При этом очень полезно высказать свое отношение к неподобающему поведению ребенка ясно и недвусмысленно.

Разговаривайте с детьми в тоне уважения и сотрудничества. Вовлекайте ребенка в процесс принятия решений. Помните, что вы являетесь для него образцом правильного поведения. Старайтесь избегать пустых угроз. Желательно, чтобы дети имели возможность выразить свое недовольство или даже возмущение когда это не соответствует морали. Воздерживайтесь от шлепков, криков, угроз и оскорбительных слов – они могут усилить в ваших детях неприязнь, ненависть и чувство протеста. Старайтесь не выражать предпочтения одному из детей. Нельзя ожидать от ребенка выполнения того, что он не в состоянии сделать. Не употребляйте заявления, что ребенок ни к чему не пригоден. Оценивайте сам поступок, а не того, кто его совершил. И используйте любую возможность, чтобы высказать ребенку свою любовь.

– А что делать, если ребенок заупрямился?

– Постарайтесь понять, что скрывается за поведением ребенка и что он пытается им выразить. Прислушайтесь к его словам, вникните в проблему, о которой он говорит. Предложите ребенку придумать как можно больше вариантов разрешения этой проблемы (даже если некоторые из них окажутся совершенно фантастическими). Попросите его оценить преимущества и недостатки каждого из вариантов. Обсудите их вместе и позвольте ребенку самостоятельно решить, какой из вариантов предпочтительнее. Попросите его представить себе возможные последствия варианта, который кажется ему самым удачным. Когда ребенок выполнит задание, дайте оценку тому, что получилось.

0

Также на нашем сайте

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *