Наверх

Инна СЕМЕНЮК: «Жизнь человека – не объект для экспериментов»

4.08.2012 Комментариев нет 411 editor

Полгода назад правоохранительная система Беларуси пополнилась новой структурой – Следственным комитетом Республики Беларусь. Создавался он с единственной целью – качественно изменить, поднять на более высокий уровень следственную работу. Как выполняется задуманное? Об этом, а также о том, как обстоят дела в новой структуре, наш разговор  начальником Барановичского городского отдела Следственного комитета полковником юстиции Инной СЕМЕНЮК.

– Инна Николаевна, в новую структуру вошли следователи, до этого работавшие в разных ведомствах. Удалось ли создать единый коллектив? Были ли проблемы? 

– Действительно, в Барановичский городской отдел Следственного комитета с 1 января 2012 года вошли следователи городского отдела милиции, отдела внутренних дел на транспорте, межрайонного отдела финансовых расследований, а также городской и военной прокуратуры. Хочу подчеркнуть, что каждому сотруднику было дано право выбора. Те, кто чувствовал себя неуверенным в своих юридических знаниях и умениях, необходимых для выполнения задач, сформулированных главой государства перед Следственным комитетом Республики Беларусь, остались служить в прежних структурах. 

Что же касается коллектива городского отдела Следственного комитета, то, разумеется, на первых порах были некоторые сложности. Однако теперь можно сказать, что период становления, притирки друг к другу уже прошёл. Сегодня мы являем собой единый работоспособный коллектив, в котором есть профессиональное ядро – следователи с большим стажем работы, а также молодые, но грамотные и инициативные сотрудники, которые успешно расследуют уголовные дела.

– Вы отметили, что были некоторые трудности в период становления. С чем они  связаны?

– С сосредоточением в единый архив всех уголовных дел, которые расследовались следователями в разных ведомствах. Не секрет, что не у всех из них нагрузка была равной. В Следственном комитете она распределена между всеми пропорционально. С новыми темпами работы, увеличением нагрузки, повышением личной ответственности за расследование каждого порученного дела сразу некоторые следователи справиться не смогли.

  Кто не выдержал темп работы, ушел?

– Да, у нас есть некоторый некомплект, но мы его восполняем.

– Разумеется, кадровый потенциал – основа основ. Кто может попасть на службу в Следственный комитет?

– Кандидат должен иметь высшее юридическое образование и, конечно же, желание работать. К тому же кандидат должен быть достоин служить в наших рядах. Предпочтение отдается молодым людям, закончившим вузы с хорошими и отличными оценками. К примеру, недавно в наши ряды влились два выпускника  БарГУ с отличными оценками по профилирующим предметам.

У каждого желающего служить в Следственном комитете должны быть соответствующие профессиональные, деловые и моральные качества. Причем мало заявить о них на словах, их нужно подтвердить делом. Поэтому при приеме на службу будущие следователи Следственного комитета  проходят специальное психологическое тестирование, в том числе проверку на детекторе лжи. Проверка довольно объемна, но она позволяет кандидату проявить как профессиональные знания, так и морально-волевые качества. Ну а начинается процедура с собеседования с начальником подразделения, в данном случае – со мной. Так что если у кого-то из читателей возникло желание попасть к нам на службу, приходите.

– Следственному комитету отвели роль важной правоохранительной структуры, на которую возложены обязанности по досудебному производству. При этом комитет получил возможность работать независимо от других правоохранительных структур. В связи с этим вопрос: как вы строите взаимодействие с милицией, судом, прокуратурой?

– Мы строим деловые отношения с отделами внутренних дел, межрайонным отделом Департамента финансовых расследований, прокуратурой и судом. Убеждена, что только в результате грамотного и своевременного взаимодействия всех правоохранительных структур, соприкасающихся или работающих с совершенным преступлением, может быть обеспечен принцип неотвратимости наказания. В этом процессе для всех важно строгое следование закону, а не выяснение того, кто главнее.

– И все же у некоторых сейчас складывается впечатление, что работа След-ственного комитета больше не контролируется прокуратурой. Это так?

– Процесс контроля остался, правда, немного в иной форме. Так, если раньше прокурор на любой стадии мог затребовать уголовное дело,  проверить его, дать указания, то сейчас его функции надзора осуществляются в основном на стадии возбуждения уголовного дела, избрания меры пресечения и направления дела в суд. Прокурор также может направить дело на дополнительное расследование, если по-считает, что оно расследовано не достаточно полно. Окончательную же точку в деле ставит по-прежнему суд.

– Расскажите о принципах, на которых строится работа Следственного комитета.

– В работе мы руководствуемся пониманием того, что главное – это полное, объективное, всестороннее и оперативное расследование. При этом надо обеспечить права всех участников процесса. Надо помнить, что судьбы людей – это не то, над чем можно шутить и экспериментировать.

Новый термин «оперативность расследования» означает: если есть факт преступления, он должен незамедлительно расследоваться, и по уголовному делу в кратчайшие сроки должно быть принято решение.

Качественной работы от Следственного комитета ждут как потерпевшие, так и подо-зреваемые, рассчитывающие на презумпцию невиновности. Ждут качества и полноты расследования прокуратура и суд.

– Создание Следственного комитета привело к серьёзным изменениям правоохранительной системы республики. Расскажите вкратце об основных из них.

– Сегодня закон лоялен в отношении тех, кто совершил преступление впервые, особенно если речь идет об общественно неопасном деянии. В таких случаях возможно досудебное примирение сторон, правда, лишь один раз.

Изменилось и отношение к заключению под стражу. Мы убеждены, что далеко не всегда лишение свободы – адекватная мера, а потому сейчас более активно стала применяться другая мера пресечения – залог. Подозреваемый вносит определенную сумму – не менее ста базовых величин – и до суда может оставаться на свободе. Кроме того, применяются домашний арест, отдача под присмотр.

– Коснулись ли изменения полномочий начальника подразделения Следственного комитета?

– Они значительно расширены и дополнены. Ранее часть полномочий принадлежала прокурору. Так, продление сроков расследования до трех месяцев, отмена любого решения следователя, вынесение решения о приостановлении дела, рассмотрение жалоб на действия следователей – все это возложено на руководителя следственного подразделения.

– Вы говорите о задачах, поставленных перед новой структурой главой государства, председателем Следственного комитета. А как городской отдел справляется с их выполнением?

– От нас действительно ждут качества и полноты расследования уголовных дел. Теперь эта задача нам как никогда по плечу. Почему именно теперь? Да потому, что процесс расследования требует времени, раньше его вечно не хватало, так как следователи, находясь в системе МВД, были  задействованы в охране общественного порядка, выполняли иные несвойственные им функции. Сейчас этого нет, и следователь может заниматься исключительно уголовными делами. 

За полгода работы наши сотрудники рассмотрели более тысячи заявлений и сообщений о преступлениях, возбудили более семисот уголовных дел, около трехсот направили в суд. Отмечу, что с момента начала работы Следственного комитета в суде не было постановлено ни одного оправдательного приговора. Это свидетельствует о высоком качестве предварительного расследования.

Еще одна из задач, стоящих перед работниками Следственного комитета, – добиваться возмещения причиненного материального вреда. И с ней мы успешно справляемся.  По итогам полугодия возмещение ущерба по уголовным делам составило 72 процента – цифра немалая.

– Думаю, читателям было бы интересно узнать о наиболее значимых делах, которые расследовал городской отдел Следственного комитета. В частности, об уголовных делах  по убийствам. Много ли их было?

– За первое полугодие следователи нашего отдела направили в суд четыре уголовных дела по фактам убийств. Каждое из них отличается сложностью, что требовало скрупулезности, профессиональной грамотности и особого чутья от следователей. Приведу лишь один пример.

Это преступление случилось осенью минувшего года. 17-летний юноша в вечернее время распивал спиртное с другом в центре города. Затем по дороге домой встретил знакомого своего родственника – 53-летнего мужчину. Несмотря на существенную разницу в возрасте, у них нашелся общий интерес – спиртное. После обильного возлияния мужчина с трудом передвигал ногами, и молодой человек предложил проводить его до дома. Однако по дороге старший товарищ решил поискать романтических приключений. Зашли к одной знакомой даме, затем к другой, однако ни одна из них пыл ухажеров не разделила. Получив отказ от женщин, мужчина предложил завершить вечер нетрадиционной «любовью» с парнем. Неловкую ситуацию юноша разрешил просто: принялся избивать знакомого. Как выяснится позже, за непристойное предложение он нанес своему знакомому около трех десятков ударов, а затем оставил избитого лежать на земле. Пострадавший не дошел до дома буквально 50 метров и скончался.

Расследование по данному делу было проведено в короткие сроки, полно и качественно. Приговором Брестского областного суда гражданина К. признали виновным в совершении убийства с особой жестокостью. Несмотря на юный возраст, преступнику назначено наказание в виде 10 лет лишения свободы. Судом кассационной инстанции приговор оставлен без изменения.

Обвинительные приговоры вынесены и по другим делам по убийствам. Трое обвиняемых оказались в местах лишения свободы, ещё один направлен на принудительное лечение в связи с психическим заболеванием.

– Вы говорили о том, что для качественного расследования дел необходимы профессионализм и время. Однако не последнюю роль играет и материальная обеспеченность следствия. Помнится, раньше с этим были проблемы. Как обстоят дела теперь?

– Материальная база однозначно улучшилась. Сейчас мы обеспечены и оргтехникой, и транспортом.

– Интересно было бы узнать, скоро ли у следователей появится своя форма?

– Она уже разработана – синяя с васильковыми просветами. Парадной будет серая. У нас она появится в ближайшее время, а пока мы носим прежнюю.

– Инна Николаевна, вы много лет руководите следственными органами. На сложном и традиционно мужском поприще вы добились серьезных успехов, став руководителем городского отдела Следственного комитета. А недавно вам присвоили звание полковника. Теперь вы единственная женщина-полковник в Барановичском гарнизоне и единственная женщина-руководитель столь крупного территориального подразделения в Брестской области. Поделитесь секретами успеха.

– Я придерживаюсь нескольких правил: следует учить подчиненных, а не поучать. Не нужно стыдиться самой учиться у них, требовать, не придираясь. Стараться быть принципиальной, но не упрямой. Понимаю, что нужно сотрудников вести за собой, а не подталкивать, быть выдержанной, а не пассивно ожидающей. Быть простой и доступной в общении. Не менее важно не скупиться на оценку подчиненных. И, конечно, нужно не только хорошо знать свою работу, но и любить ее. Только тогда всё получится.

– Спасибо за интересную беседу. Успехов вам и всем следователям.

0

Также на нашем сайте

  • Были бы деньги…03.10.2013 Были бы деньги… (0)
    Депутаты горсовета на заседании президиума не раз рассматривали вопрос о состоянии улиц  и дворовых территорий Барановичей. На этот раз народные избранники  проанализировали, […]
  • Расти, Божий храм!06.03.2013 Расти, Божий храм! (0)
    В воскресенье был совершен молебен о строительстве  деревянного храма Святого Великомученика Георгия Победоносца в Северном микрорайоне. Приезд архиепископа Пинского и Лунинецкого […]

Комментариев нет читателей статьи "Инна СЕМЕНЮК: «Жизнь человека – не объект для экспериментов»"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *