Наверх

История одного фотоснимка

29.08.2012 Комментариев нет 205 editor

Полевой госпиталь под Барановичами стал местом профессионального становления хирурга с мировым именем. 

При подготовке материалов для рубрики «Даты недели» приходится знакомиться с множеством различной информации, в том числе фотоснимками. На одном из них прочел такую надпись: «С.С. Юдин на фронте у Горного Скробова, со своей собакой Альфой (осень 1915 г.)».

Конечно, в первую очередь, что меня заставило обратить внимание на снимок, это место съемки. Сомнений в том, что это деревня, находящаяся на территории нашего района, у меня не было. Во-первых, из-за того, что именно в это время фронт проходил как раз через нашу территорию, а во-вторых, то, что других населенных пунктов с таким названием просто нет. Ну и, конечно, интересно было: кого же запечатлел на этом снимке фронтовой фотограф?

Как выяснилось, самый молодой военный, изображенный на этом снимке слева, и есть С.С. Юдин, рядом с ним его собака. А вот информацию о других военных узнать так и не удалось.

Повод для того, чтобы говорить о молодом военном, есть. Сергей Сергеевич Юдин стал крупным советским хирургом и учёным. Он был главным хирургом НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, директором НИИ хирургии им. А.В. Вишневского, заслуженным деятелем науки РСФСР (1943), дважды лауреатом Сталинской премии (1942, 1948), лауреатом Ленинской премии (1962, посмертно), действительным членом Академии медицинских наук СССР (1944), почётным членом Английского королевского колледжа хирургов (1943), Американской ассоциации хирургов (1943), хирургического общества Парижского университета (1947), Пражского, Каталонского обществ хирургов, Почётным доктором Сорбонны (1946)… Думаю, что этот не полный перечень заслуг и регалий С.С. Юдина достоин уважения.

Дальнейший поиск информации дал достаточно полную картину жизни и профессиональной деятельности знаменитого хирурга, в том числе барановичской странички биографии. Но обо всем по порядку.

С.С. Юдин родился 27 сентября (по старому стилю) в Москве в 1891 году в достаточно обеспеченной семье и был старшим сыном. Его отец владел канительной фабрикой, изготовлявшей знаки отличия для военнослужащих. Фабрика существовала уже более 100 лет и приносила хорошие доходы. Кроме того, Сергей Сергеевич Юдин-отец (в семье было принято старшего сына называть Сергеем) был директором Нижних торговых рядов (нынешний московский ГУМ), директором металлотянульной фабрики, техническим директором фабрики военного обмундирования и председателем купеческого клуба. Мать С.С. Юдина, Екатерина Петровна Гаврилова, – родом из замоскворецкого купечества.

В возрасте 14 лет Сергей со своим гимназическим другом решили поехать воевать с японцами, взяв с собой ружье и кинжалы. Когда Сергей вовремя не вернулся из гимназии, его мать спешно обратилась в полицию. Беглецы были пойманы в Твери, а затем их привезли в Москву, где сначала в полиции хорошо выпороли, а затем отдали родным.

После этого Сергей пролежал в постели около двух недель, поскольку выпороли их до крови. В дальнейшем Сергей Сергеевич неоднократно смеялся над случившимся и считал, что это был хороший урок, который он запомнил на всю оставшуюся жизнь.

В 1911 году С.С. Юдин поступил на медицинский факультет Московского университета. Но начавшаяся Первая мировая война не дала возможности врачам его выпуска сдать государственные экзамены. В августе 1914 года, в первые же дни войны с Германией, С.С. Юдин отправился добровольцем в составе 5-го передового отряда Красного Креста в действующую армию. Вскоре он был зачислен зауряд-врачом Гвардейской стрелковой бригады в составе 2-ой Гвардейской дивизии, которая в первые месяцы войны сражалась в районе Люблин-Холм (Краковское направление). Находясь в передовых частях войск, Сергей Сергеевич со свойственной ему энергией и энтузиазмом развил бурную деятельность по своей медицинской специальности, не ограничиваясь только лечением больных прямо в окопах и землянках и перевязками раненых. Он одновременно командовал ротой и по ночам ходил в разведку. Сергея Сергеевича, единственного из врачей полка, часто можно было видеть в окопах на передовой линии, где он знакомился с санитарным состоянием, бытовыми условиями и жизнью бойцов в окопах. За проявленную смелость в боях С.С. Юдин был награжден Георгиевской медалью  с надписью «За храбрость».

Весной 1915 года С.С. Юдин был назначен врачом 267-го пехотного полка и одновременно начальником дивизионного санитарного отряда № 101 при 67-й пехотной дивизии. Его родной брат Петр был командиром 16-й роты полка, где служил вместе с Сергеем Сергеевичем.

Будучи с юных лет страстным охотником, Сергей Сергеевич даже на фронте имел с собой охотничье ружье и в период затишья участвовал во всех коллективных охотах, устраиваемых по инициативе командира полка, также большого любителя охоты.

В начале июня 1915 года русские войска, находившиеся западнее Варшавы, начинали отступать, так как им грозило окружение: немцы прорвали русский фронт северо-восточнее и юго-восточнее Варшавы. При эвакуации один польский помещик (владелец имения Добеш) подарил Сергею Сергеевичу свою любимую собаку пойнтера Альфу, чтобы она не досталась немцам. Вот именно ее мы и видим на фотоснимке рядом с Сергеем Сергеевичем. Альфа до конца войны неотлучно сопровождала Сергея Сергеевича на всех фронтах, где он бывал.

До осени 1915–1916 армия с боями отступала через Польшу и Белоруссию. 267-й пехотный Духовщинский полк останавливался на позиции по долине речки Скоробово северо-восточнее Барановичей. Здесь фронт продержался в течение всего 1916 года. Зимой 1915-1916 годов 67-я пехотная дивизия временно находилась в резерве в тылу. 267-й Духовщинский полк стоял в это время в районе железнодорожной станции Столбцы (на линии Москва–Брест).

На рассвете 15 июля 1916 года Сергей Сергеевич, находившийся на передовых позициях близ разрушенной и полусожженной деревни Горное Скробово, после многочасовой работы в операционной и перевязочной, в забрызганном кровью халате вышел покурить. За спиной раздался оглушительный взрыв. Нестерпимая боль резанула по ушам, и мощный удар в спину повалил его на землю, засыпало землей. От большого количества осколков снаряда Юдина спасло то, что он шел в момент взрыва по скрытому в земле ходу сообщения, соединявшему передовые окопы с тылом. Придя в чувство при помощи оказавшихся невдалеке солдат, Сергей Сергеевич добрался до находившегося на расстоянии двух километров от места происшествия штаба дивизии, а оттуда был отвезен в полевой госпиталь, затем эвакуирован в Москву. Контузия оказалась тяжелая, и осколком снаряда был поврежден позвоночник. К слову сказать, донышко этого разорвавшегося снаряда весом в полкилограмма Юдин сохранил и сделал из него пепельницу, которая многие годы стояла у него на рабочем столе.

В 1916 году, выйдя из госпиталя,  С.С. Юдин с отличием сдал государственные экзамены и получил диплом врача. В это же время Сергей Сергеевич Юдин женился на Наталье Владимировне Платоновой, дочери богатого пароходовладельца.

После демобилизации, вызванной последствиями контузии, Юдин был назначен заведующим хирургическим лазаретом Красного Креста на 120 коек, одновременно работая в хирургическом отделении Тульской земской больницы. В 1918 году он вернулся в Москву и сразу же был принят на работу в больницу при подмосковном санатории «Захарьино».

В 1922–1928 годах он работал хирургом фабричной больницы в Серпухове, в 1925–1927 годах в качестве приват-доцента преподавал в клинике Н.Н. Бурденко, в конце 1926 – начале 1927 года был в командировке в США, о которой написал книгу «В гостях у американских хирургов». Много оперировал, используя входящую в моду спинномозговую анестезию. Его операции приезжали смотреть корифеи хирургии – С.И. Спасокукоцкий, В.И. Разумовский. Юдин часто выступал в Московском хирургическом обществе, делал доклады на съездах в Москве, Ленинграде.

С 1928 года – заведующий хирургическим отделением Московского НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского. Здесь он достиг значительных результатов в желудочной хирургии. За десятилетний период  С.С. Юдин выполнил более 3000 операций на желудке. В 1935 году Сергею Сергеевичу присвоена степень доктора медицинских наук. Впервые применил в клинике переливание крови внезапно умерших людей (1930).

В годы Великой Отечественной войны он – старший инспектор-консультант при главном хирурге Советской Армии.

23 декабря 1948 года С.С. Юдин был арестован НКВД по ложному обвинению как «враг Советского государства, снабжавший английскую разведку шпионскими сведениями о нашей стране». До 1953 года был в заключении: сначала в тюрьме на Лубянке, а затем в одиночной камере в Лефортово, где перенёс 2-й инфаркт. Во время пребывания в тюрьме написал книгу «Размышления хирурга». С 1952 года до освобождения в сентябре 1953-го находился в ссылке – работал хирургом в Бердске.

Юдин был популярен не только в медицинских кругах, но и среди творческой интеллигенции. М.В. Нестеров, П.Д. Корин, А.И. Лактионов, Кукрыниксы, В.И. Мухина и другие художники и скульпторы создали его портреты; его образ нашёл отражение в пьесе А.Е. Корнейчука «Платон Кречет».

Умер 12 июня 1954 года в Москве. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

На фасаде главного здания Института имени Н.В. Склифосовского, в котором располагается ныне Медицинский музей в Москве, установлена мемориальная доска с барельефом С.С. Юдина. Посмертно награжден орденом Ленина.

Вот такая получилась история, которую рассказал фотоснимок почти столетней давности.

0

Также на нашем сайте

Комментариев нет читателей статьи "История одного фотоснимка"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *