Наверх

Вспоминая об отце

14.08.2012 Комментариев нет 181 editor

Война…  Это слово вызывает самые различные воспоминания в памяти людей. У нашей юной смены – представление о смелых и отчаянных подвигах наших бойцов, желание осмыслить значение этого народного подвига, который называется  Победа.

У представителей старшего поколения – непростые воспоминания, связанные с горечью потерь родных и близких и радостью встреч  с вернувшимися с войны мужьями, братьями, односельчанами.

 

нашу семью война также не обошла стороной. Отца, Ивана Потаповича Лычковского, как имеющего образование (ещё до войны он окончил учительский институт), но не имеющего военной подготовки, в тридцать девятом году призвали на воинскую службу. Десятая армия, в состав которой входила и десятая Краснознаменная стрелковая дивизия, в которой служил отец, была расквартирована в Латвии. Прибалтийские государства по известному пакту Молотова-Риббентропа только вошли в состав СССР. Граница Советского Союза была отодвинута на запад, и  десятая дивизия была переброшена и размещена вдоль новой границы. На новой границе стали строить укреп-
район, предварительно взорвав по чьей-то непонятной команде укрепрайон на старой границе. Поэтому 22 июня дивизия приняла бой практически на ровном месте. После ожесточенной бомбардировки штаба дивизии управление  дивизией было потеряно, и оборона  представляла собой не сплошную линию, а отдельные участки. Началась неразбериха, и как следствие – отступление.

По воспоминаниям отца, на лесных и проселочных дорогах группы офицеров собирали отступающих красноармейцев в кулак и организовывали где-то сопротивление, а где-то прорыв из окружения. Но после месячного отступления остатки дивизии были окружены возле Риги, и после жаркого боя уцелевшие бойцы попали в плен. Началась полная трагизма и лишений жизнь военнопленного с допросами, издевательствами и побоями. Трагизм заключался в том, что Сталин перед войной не подписал конвенцию о военнопленных. Согласно военной доктрине Красная Армия должна была брать в плен неприятеля, ведя наступательные боевые действия на его территории. По свидетельству ветеранов войны, тактике отступления не уделялось внимания даже в военных училищах, это да плюс еще идеология, которую проповедовало Советское государство, привело к тому, что к русским военнопленным относились как к быдлу. Бараков на всех пленных не хватало. Их размещали в открытом поле, оградив колючей проволокой в несколько рядов. Но лето заканчивалось, ночи становились холоднее, гимнастерки истлели, и люди, особенно по ночам, грели себя своими телами, сбиваясь в группы.

За время плена отца несколько раз переводили из одного лагеря в другой. И во время одного из переходов он вместе с другом решил бежать. Улучив момент, когда дорога проходила через лес, они  бежали. Вслед за ними бежало еще несколько пленных, это и спасло им жизнь. Охрана от неожиданности растерялась. Началась беспорядочная стрельба, но пули их не задели.

Блуждая по лесу, они вышли на окраину поля, на котором работали люди. Заговорив с ними, беглецы узнали, что это русские, угнанные в Германию на принудительные работы. Расспросив об обстановке, выяснили, что в деревне находятся французские военнопленные. Беглецам пришла мысль попроситься к французам в лагерь под видом их военнопленных. Ведь все-таки союзники. Попросив двух  женщин передать эту просьбу, отец с другом стали ждать. Через некоторое время появились две знакомые фигуры. Женщины сказали, что французы не против, но есть одно условие. Каждое утро и каждый вечер их пересчитывают, и у них не должно быть лишних, то есть беглецам предстояло искать ночлег самостоятельно. Поскольку выхода не было, они согласились.

Но фронт приближался, и французов стали готовить к переброске вглубь Германии. Отец вместе с другом несколько дней скитались по лесам, слушая грохот приближающегося фронта, а затем сдались советским войскам, попав в фильтрационный лагерь.

Домой вернулся только в сентябре 1945 года. Поскольку всю войну о нем ничего не было известно, дома его считали без вести пропавшим. Разыскал маму, которая вместе с бабушкой была в эвакуации в Мордовии и всю войну проработала в школе на станции Рузаевка. За годы войны родители отца умерли. В родительском доме жил старший брат с семьей и сестра, овдовевшая за войну, с двумя малолетними сыновьями. И тогда отец принял решение переехать на родину жены в Барановичскую область.

В бывшем Городищенском районе заведующий районо Григорий Николаевич Шевела (сейчас он Почетный гражданин Барановичского района) предложил отцу должность директора тогда семилетней Столовичской школы, в которой они вместе с мамой стали работать с 1 января 1946 года. Школа тогда размещалась в двух приспособленных зданиях, а младшие классы были вообще разбросаны по деревне в арендованных у людей помещениях. Освещались классы керосиновыми лампами с абажурами, развешанными под потолком в два ряда.   В 1953 году было построено новое двухэтажное кирпичное здание школы с электрическим освещением, с просторными классами, в котором мои родители проработали всю жизнь, вплоть до выхода на пенсию.

0

Также на нашем сайте

Комментариев нет читателей статьи "Вспоминая об отце"

  • Оставьте первый комментарий - автор старался

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *