Наверх

Море удовольствия, или Тет-а-тет с Чеховым

10.10.2012 Комментариев нет 88 editor

Мой отпуск чуточку «опоздал», и «Крым Мюзик Фест», вдохновительницей которого является Алла Пугачева, уже успел окончиться к тому времени, когда я оказалась в Ялте. Но десять дней, проведенные на южном берегу Крыма, от этого не стали менее счастливыми.

Главное удовольствие здесь – конечно, море. Лазурное у берега, оно через какой-то километр превращается в загадочную темную синь и влечет к себе несказанно. Пару дней оно бушевало-штормило, и только чайки не боялись опускаться на высокие гребни волн. Когда же море спокойное, плавать в нем – настоящее блаженство. В восемь утра я оказывалась в его объятиях, и не хотелось выходить на берег. Запомнилась фраза незнакомой женщины, тоже наслаждавшейся купанием: «Какое счастье, что есть море!»

Я не была в Ялте уже лет шесть и обратила внимание на новый слоган на билбордах, растяжках, афишах: «Ялта – город, в который хочется вернуться». По себе сужу: это правда. Но, похоже, Ялте отдаю предпочтение не только я: здесь в последние годы проходит множество  международных фестивалей, авторалли, экономические форумы стран СНГ. Особенно богат подобными событиями сентябрь, когда в Крыму наступает бархатный сезон. Солнце уже не палит нещадно, а нежно ласкает тебя теплыми лучами, под которыми приятно загорать.

Полдня я проводила на море, а когда возвращалась с пляжа, то всякий раз проходила мимо концертного зала «Юбилейный», где теперь ежегодно проводится «Крым Мюзик Фест». Местные газеты продолжали подводить его итоги, а «Первая крымская» написала, что основным впечатлением «Феста» стала похудевшая и помолодевшая Примадонна в короткой балетной пачке. Мне показали виллу «Елена», где жила Алла Пугачева и где ее угощали камбалой.

Если вы захотите поймать эту рыбу, то катамаран за 120 гривен (это примерно за 120 тысяч белорусских рублей) выйдет с вами в море. Удача, как правило, улыбается опытным местным рыбакам, которые потом продают камбалу прямо на берегу.

Концертный зал «Юбилейный» со служебного входа представляет собой незавидное зрелище и требует ремонта. Понятно, почему споткнулась и упала на подходе к зданию Маша Распутина: каблук запросто застревает в щелях между плитками. Городские власти наконец-то заговорили о необходимости ремонта «Юбилейного», где дают концерты звезды эстрады. Рядом со зданием находится площадь звезд с высеченными именами знаменитостей – Сергея Захарова, Льва Дурова и других. Подобную идею закладки площадных плит с именами артистов и других заслуженных деятелей лично я не одобряю: по этим плитам ходят люди, топчут ногами дорогие имена.

Недалеко от концертного зала расположен театр имени Чехова, в стенах которого испытываешь благоговейный трепет. Я не только о себе говорю. Вот какой отзыв о театре оставила здесь народная артистка Советского Союза Людмила Чурсина: «Мы в восторге! Мы потрясены! Это подлинный храм искусств. Желаем вашему дому, где согреваются сердца, где дышит история, судьба, добра, удачи, любви. Аншлагов! Прекрасных гостей!»

Театр, в котором бывали Чехов, Бунин, Куприн, построен в 1883 году. Реконструкцию здания – памятника архитектуры – осуществили в 2008 году очень бережно, сохранив прежний интерьер. В этом интерьере я провела два фестивальных вечера, посвященных театральному искусству и аргентинскому танго.

Постановка пьесы «Гроза» донецкими артистами (в фестивале участвовали театры как из Украины, так и со всего мира; белорусы этот сезон пропустили) впечатлила новаторством: половину сценического пространства занимала реальная вода, а Кабаниха предстала в образе моложавой женщины, не чуждой соблазнов. В вечере аргентинского танго принимали участие лучшие танцевальные пары планеты (из Аргентины, Италии, России), продемонстрировавшие необычайную чувственность (с первого ряда мне это было хорошо видно) и изящное владение техникой. Свет прожектора выхватывал на сцене Его и Ее: партнерша страстно проводила рукой по спине партнера, их пальцы переплетались, мужчина и женщина сливались в единое целое,  никого и ничего вокруг не замечая. Потрясающий «Соло танго оркестр» из Москвы хоть и оставался в тени сцены, но его музыка создавала то доверительно-пронзительное настроение, без которого не было бы ощущения настоящего танго.

Я снимала жилье в районе пешеходной улицы Пушкинской, на которой стоит памятник Пушкину. Но литератор номер один для Ялты – Чехов. Он здесь жил на своей Белой даче, которую сам построил. В Ялте есть и улица имени Чехова, и театр, и памятник классику. Как сказал городской голова Алексей Боярчук на открытии международного фестиваля театрального искусства, у Ялты имеются два основных бренда: кроме Ливадийского дворца, где состоялась знаменитая Ялтинская конференция с участием Рузвельта, Черчилля и Сталина, это Чехов: «Мы гордимся тем, что он выбрал наш город и жил в нем».

До Белой дачи Чехова, являющейся сейчас музеем, я добиралась узкими улочками и под гору. В доме-музее всё осталось так, как было при хозяине: кажется, писатель ненадолго покинул свое жилье и вот-вот вернется. Служительницы музея показали мне железную кровать, которую Чехов покупал вместе с женой, комнату, в которой он принимал друзей – Бунина, Куприна, Шаляпина. Рабочий кабинет был оборудован на втором этаже. Входить непосредственно в комнаты нельзя – их можно осматривать из проемов дверей: всё вокруг – реликвия. Меня минула группа туристов, для которых экскурсия велась на английском языке. Из разных стран сюда приезжают люди. Ведь Антон Чехов – всемирно известный писатель. Побывать в его доме означает прикоснуться к жизни классика, ощутить дух его времени. Это почти то же самое, что остаться тет-а-тет с Антоном Чеховым.

Мои десять дней в Крыму были настолько насыщенными, что подробно рассказать о них не хватит газетной площади. Из того, что особенно запало в сердце, назову вечер органной музыки в римско-католическом храме. Произведения Баха исполнила лауреат Государственной премии Крыма Майя Кадырова. Торжественные звуки органа заполнили пространство. Их сменил высокий светлый голос Ирины Скиря – солистки ансамбля «Кантика». Ансамбль (костюмы артистов и вся атрибутика – например, зажженные свечи в руках – соответствовали эпохе) выступал с песнями пилигримов, хоралами четырнадцатого века. Это было трогательно и высокопрофессионально.

Поразила уникальная коллекция античных ваз в краеведческом музее Ялты. Как она сюда попала? Поступила из имения «Ай-Тодор», принадлежавшего внуку Николая I Великому князю Александру Михайловичу. Теперь буду знать, как выглядел сосуд, в который наливали вино во время больших застолий в 320 году до нашей эры. Пелика, амфора, чернофигурная и краснофигурная керамика – тоже изваяния той поры. Восхищают и изделия мастеров более поздних веков – персидские чаши, ваза-«бочка» из Голландии, лампа из Дамаска, напольные вазы из Китая, Японии, Индии.

Краеведческому музею в Ялте в этом году исполняется 120 лет. Он переживает сейчас не самые лучшие времена. «Экономим на электричестве, тепле. Зимой здание не отапливается, и в нем очень холодно: с моря, гор дует порывистый ветер», – делилась переживаниями одна из сотрудниц музея.

Так что не всегда море и горы ассоциируются с блаженством. Но в бархатный сезон «лучше гор могут быть только горы». Они величаво обступают Ялту, рассекая облака. Пальмы, кипарисы и платаны украшают городской ландшафт. Я поинтересовалась у одного из местных дворников, из чего сделана его метла. Оказалось – из листьев пальмы. Ничего удивительного: если у нас вяжут веники из березы, то у них – из пальмы. Березу там можно встретить редко.

Ялтинцы чуть ли не поголовно бросились зарабатывать на жизнь сдачей жилья приезжающим купаться и загорать туристам. Заведующая прибрежной столовой пожаловалась, как трудно ей найти работника на зарплату в три тысячи гривен в месяц (в переводе на наши деньги – три миллиона рублей). Сдачей жилья в сезон ялтинец зарабатывает себе годовую зарплату. Зачем ему трудиться в столовой?

«Не надоело работать за гроши?» – вопрошает информационный щит и сообщает, что «здесь живут деньги». Здесь – это на втором этаже находящегося рядом презентабельного здания, где расположился «Клуб участников МММ-2011». Финансовая пирамида Мавроди победоносно соблазняет украинцев.

Свобода льется через край и в предвыборной тематике. На Пушкинской улице меня то и дело останавливали пикетчики и вручали листовки очередного кандидата в парламент Украины. Было забавно читать заголовки типа: «Олег Ляшко идет в Верховную Раду с вилами». Из всех агитационных материалов оставила себе лишь календарик на 2013 год партии «Удар» Виталия Кличко. Не потому, что «Удар» привлек, а потому что календарик – вещь необходимая и напечатан заблаговременно.

Кроме «МММ» и пикетчиков, кто еще здесь настойчиво достает? Заманивают на презентацию своей продукции немецкие фирмы «Бауер» и «Мерино» в лице украинских представительств. Порой не выдерживаешь напора их консультантов, ловящих тебя за руку на Набережной, и из любопытства сходишь в конференц-зал отеля «Бристоль» на улице Рузвельта, чтоб познакомиться с новинками бауеровской посуды. Не спорю, кастрюльки и сковородки у фирмы качественные, но стоят больших денег. В общем, не по нашему карману. На презентациях можно легко выиграть путевку в Турцию. Это и смущает, что легко. Дорогу в Турцию оплачиваешь сам, как и обеды, ужины в отелях.

 

Ялта такая разная: это пенсионеры (кстати, проезд в городских троллейбусах для них бесплатный), лихо отплясывающие под музыку у памятника Ленину; это священник, продающий тыквенный мед прямо из своего автомобиля; это спившиеся личности, уснувшие на клумбе недалеко от аптеки (рядом  валялись опустошенные бутылочки из-под настойки боярышника); это цветочницы в пышных платьях с букетиками на Набережной; это золотоискатели на пляже (а вдруг волной выбросит на сушу утерянные кем-то в воде перстень или цепочку?), это массажисты местного разлива, предлагающие  свои услуги загорающим туристам.

Столовых и кафе у моря много, и цены там почти такие же, как и у нас. Медовая пахлава в Ялте очень вкусная. Я старалась попробовать здешние  изделия – шаурму, самсу, хачапури и в принципе осталась довольна. Из белорусских продовольственных товаров в магазине видела лишь твердый сыр «Савушкина продукта». На овощном рынке продавцы из южных республик бывшего СССР чуть ли не насильно угощают туриста гранатовым соком, а затем могут бросить ему вслед реплику: «Чего ходишь, если не покупаешь?».

В комнате, в которой жила, в домашней хозяйкиной библиотеке нашла «Сева-стопольские рассказы» Льва Толстого и перечитала их. Эта книга, наверное, имеется чуть ли не в каждой квартире Крымского полуострова. Захотелось поехать в Севастополь.

Автобус быстро мчал по горной дороге вдоль моря. Осталась позади без малого сотня километров, и я – в овеянном славой городе. «Вы смотрите и на полосатые громады кораблей, близко и далеко рассыпанных по бухте, и на черные небольшие точки шлюпок, движущихся по блестящей лазури, и на красивые светлые строения города, окрашенные розовыми лучами утреннего солнца…» – и сейчас здесь всё почти так, как описывал Толстой, служивший в артиллерийской бригаде и являвшийся участником героической обороны Севастополя в 1854–1855 годах. «Не может быть, что при мысли, что и вы в Севастополе, не проникло в душу вашу чувство какого-то мужества, гордости и чтоб кровь не стала быстрее обращаться в ваших жилах…». Без Севастополя, считаю, не было бы «Войны и мира». Создать столь эпическое произведение Толстому помог опыт службы в войсках, участие в Крымской войне.

Чувство гордости живет в севастопольцах и поныне – это я поняла из общения с жителями города, которые помогали мне ориентироваться в его улицах и улочках и подсказывали, какие достопримечательности посмотреть. Севастополь стойко сражался и в годы Великой Отечественной войны.

На Графской пристани шли съемки какого-то художественного фильма, посвященного, судя по костюмам массовки, событиям более чем столетней давности. Я прогулялась по Екатерининскому скверу и Приморскому бульвару (в царские времена гулять здесь имели право только офицеры), с которого открывается вид на Черное море.

На центральной площади города сооружен памятник адмиралу Нахимову. До войны здесь несколько лет вместо адмирала стоял Ленин. Но время определило приоритеты. Памятник Ленину тоже остался в городе, хотя и находится в стороне – я набрела на него по пути в Петропавловский собор. Этот храм необычен своей архитектурой – по-строен в греческом стиле, с колоннами.

Площадь адмирала Нахимова навеяла мысли о недавних печальных событиях, связанных со смертью народного артиста Беларуси Якова Науменко, на концерт которого я с удовольствием ходила в Барановичах. В Севастополь певец приехал отдыхать, и случилось непоправимое. Как сообщили крымские газеты, на площади Нахимова «неустановленное лицо нанесло тяжкие телесные повреждения Якову Науменко, от которых тот скончался в больнице». Заведено уголовное дело, виновного разыскивают.

На одном из билбордов красовался портрет Ирины Хакамада – ожидался ее приезд в город с выступлением «Кайф, драйв и карьера».

В Севастополе есть морская библиотека и музей Черноморского флота России с поистине бесценными экспонатами. Я получила полное представление о том, как выглядит настоящая мортира 1727 года – артиллерийское орудие крупного калибра, якорная мина с весом заряда сто килограммов, судовой колокол, пороховой ящик, вода питьевая консервированная, входящая в состав аварийного неприкосновенного запаса.  В музее хранятся зеркало с броненосца «Потемкин», подзорная труба адмирала Нахимова, его кофейная чашка и портмоне, башмаки и платье сестры милосердия. Великий русский хирург Николай Пирогов в Крымскую войну впервые использовал помощь сестер милосердия в полевых условиях. Значительная часть экспозиции отведена современному флоту, в том числе истории подводной лодки «Курск», затонувшей в 2000 году. Здесь собраны личные вещи погибших моряков. В уникальной операции по подъему атомохода «Курск» со дна моря участвовал наш земляк из Барановичей, водолаз-глубоководник Сергей Шмыгин, награжденный российским орденом Мужества, – герой моих прежних публикаций.

Находясь в Севастополе,   нельзя не посетить лучший художественный музей Украины, носящий имя Михаила Крошицкого, местного художника, являвшегося в советские времена директором картинной галереи. Выставленные работы «Крымский берег» и «Прибой» свидетельствуют о таланте этого человека. Вроде бы только камни на холсте изображены, скалистый берег, однако создается впечатление тайны и неразгаданности.

Куинджи, Левитан, Маковский, Репин, Моленар, Снейдерс, Моранди – можно долго перечислять имена выдающихся русских и западных мастеров кисти, чьи произведения входят в замечательную коллекцию музея. Не оторвать взгляд от «Купальщицы» Неффа, от ее невинного и одновременно смущенного лица, от случайно обнаженного плеча и девичьей груди. Сколько чистоты, кротости и прелести в этом образе! У сотрудника музея спрашиваю, не перепутали ли они инициалы, подписав акварельный рисунок Брюллова: «Портрет С.И. Тургенева». Может, это изображен И.С. Тургенев в молодости, хотя всё равно на себя здесь он не похож. Узнаю, что на рисунке – некто Серж Тургенев, родня классика. 

Постоянно экспонируется здесь лишь одна картина Айвазовского «Константинополь при луне», хотя в запасниках музея хранятся еще шесть работ мариниста. Их извлекли в мое посещение в связи с открытием выставки «Художники и море». Поэтому мне повезло увидеть все семь произведений Айвазовского. Большинство же написанных им картин выставлено в галерее его родной Феодосии.

Отправляюсь в обратный путь, и «всё тот же красивый, праздничный, гордый Севастополь, окруженный с одной стороны желтыми дымящимися горами, с другой – ярко-синим, играющим на солнце морем, виднелся на той стороне бухты» – цитирую Толстого.

В дорогу домой я набрала минеральной питьевой воды из бювета в Ялте. Табличка извещала, что вода добывается из горизонта среднеюрского периода. А еще я взяла с собой домой свежесть, вдохновение и окрыленность души, подаренные солнечным Крымом.

0

Также на нашем сайте

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *