Наверх

Материнское сердце

5.01.2013 Комментариев нет 198 editor

В отделении гнойной хирургии знали эту худенькую немолодую женщину все –  от гардеробщицы до заведующего отделением… При встрече с медперсоналом Анна Александровна низко кланялась своим спасителям. Те, улыбаясь, успокаивали её, что с её сыночком всё будет хорошо, угроза смерти миновала…

РОВНО ГОД назад в ночное время два пьяных негодяя избили её сына, когда тот возвращался с работы. Семье своей Олег ничего не рассказал. Жена молодая, капризная, ей и без того хлопот хватало: подрастали две дочки, школьницы.  Даже матери, приехав в деревню, ничего не сказал – ни единым словечком не обмолвился. Помогал, как прежде, по хозяйству. Трудился как обычно, а вот добраться домой, в райцентр, сил уже не осталось.  Мать заподозрила неладное. «Доверься мне, сынок! Что случилось? Не помогут силы материнские – врачи помогут», – утешала женщина своего сыночка. Пригласила фельдшера. Осмотрев больного, тот немедля вызвал скорую.

Операции следовали одна за другой, но ожидаемого результата не приносили. Жена Олега не могла находиться с мужем, за тяжело больным сыном ухаживала мать. В больнице они провели более полугода. Время от  времени сыночка выписывали, но здоровье тут же ухудшалось, и они снова попадали в больницу. Олегу дали I группу инвалидности. Мать перевезла его в областной центр. Господь послал им опытных хирургов.

НА ВТОРОЙ ДЕНЬ после сделанной в областной больнице операции сын улыбнулся своей матери, которая ни на минуту не отходила от него. В палате лежали ещё двое таких же молодых, тяжело больных мужчин. Мать Олега смотрела и за ними: выносила судна, кормила с ложечки, подавала чай, меняла компрессы. Их родные могли приехать только на несколько часов, а «свой доктор» находился рядом круглые сутки. «Как бы мы без вас, Александровна?» – говорили больные и благодарили её. Их близким Анна Александровна также обещала своё участие, и те знали, что их родные под надёжной опекой.

Александровне далеко за семьдесят. Спала она в ногах своего сыночка. А то составит два стула и приляжет отдохнуть во время тихого часа. Помолится за всех страждущих и вполголоса рассказывает о своих грехах. «До болезни сына я в церковь нечасто ходила, всё времени не хватало. Хозяйство было большое, помогала внучек растить. А заболел сынок – такая образовалась пустота вокруг… Пустота была и внутри меня. Тогда я как будто прозрела, все молитвы выучила наизусть. Вот поправитесь, сыночки, утешайте ближних, помогайте попавшим в беду, вместе ищите выход…» Когда Олег спал, мать рассказывала о сыне, его золотом характере, умелых руках. «Помогал не только мне, но и всем моим соседкам-вдовам. Старался, чтобы жена и дочери ни в чём не нуждались».

И ВОТ случилось чудо: Олег встал на ноги! Она сопровождала его в туалет, мыла, брила, водила гулять по коридору. Радости не было предела. Радовались за них и соседи по палате, и медицинский персонал.

Мужчина весил чуть более пятидесяти килограммов при росте метр восемьдесят. Лечащий врач уверял, что с каждым днём он будет чувствовать себя лучше, постепенно наберёт вес. Было рекомендовано долечиваться по месту жительства.

Александровна по телефону стала советоваться с невесткой о том, как транспортировать Олега. Та долго тянула, ничего не говорила, а потом сказала: мол, что я с ним одна буду делать дома? Александровна ответила, что может пожить с ними до полного выздоровления сына. «У нас всего две комнаты, где я вас всех расселю?» – отреагировала невестка. «Доченька ты моя золотая, две комнаты – это роскошь по сравнению с больничной палатой на четверых тяжелобольных. Перезимуем с удобствами, а весной я заберу сына в деревню. Заведу козочек, курочек – вот ему и будет диета. Создам ему здесь курортные условия…»

ВЫПИСЫВАЯСЬ, Александровна записала мобильные телефоны больных, обещала звонить им. Провожали мать с сыном всем отделением. Жена Олега так и не приехала. Отвезли их машиной скорой помощи. Место Олега занял другой пациент, которому предстояла ампутация.

Прошло всего несколько дней, как позвонила Анна Александровна свои подопечным.  Рыдая от нестерпимой боли, она сообщила: «Нет больше моего Олеженьки… Нет больше моего дорогого сыночка, оставил меня одну… Не выдержало его измученное сердце предательства жены. А хатку мою в деревне занесло снегом… Сыночки мои, если вы не против, я приеду к вам. Мне ведь ничего не надо…»

0

Также на нашем сайте

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *