Наверх

Лирическая душа Анатолия Ильина

11.02.2013 нет комментариев 277 editor

«Все красоты Неаполитанского залива не променяю на ивовый куст, обрызганный росой», – цитируя великого русского писателя Константина Паустовского, Анатолий Ильин заметно оживляется. Однажды он и сам пережил подобное чувство. И утверждает, что именно любовь к природе позволила ему в полном здравии встретить 85-й день рождения.

Ему и сегодня не скучно

О том, что бывший начальник Барановичского отделения железной дороги – страстный охотник и заядлый рыбак, узнала только тогда, когда Анатолий Ильин вышел на пенсию. Точнее – он рвался на пенсию. «Не скучно дома?» – поинтересовалась у Анатолия Георгиевича,  когда случайно встретила его на улице. «Как может быть скучно, если вокруг так много красивых мест?! Сядешь с удочкой на берегу, а вокруг – великолепие!»

С охотой Анатолий Георгиевич распрощался лет пять назад, продал ружье. А удочку не выпускает из рук до сих пор. Не боится ни летнего зноя, ни январских морозов. «Это Аксаков, Тургенев и Паустовский виноваты». Но есть еще одна «виновница» его благоговейного отношения к природе – наследственность. Любовь к природе передал Анатолию Ильину отец. Свое доброе дело сделала и могучая река в Оренбургской области, на берегу которой сельский мальчишка провел детство.

Казалось бы, сам Бог велел Анатолию Ильину стать натуралистом или биологом, а он связал свою жизнь с железной дорогой. «Все случайно, все повороты судьбы». В Оренбурге, в 100 километрах от его родного села, разместился филиал Харьковского института инженеров железнодорожного транспорта. Туда на подготовительное отделение и подался паренек. А уже полноправного студента Ильина в сам Харьков вместе с другими ребятами перевезли в воинском эшелоне. Шел 1945-й год, закончилась Великая Отечест-
венная. Феноменальная память Анатолия Георгиевича до сего дня хранит мельчайшие подробности того тяжелого для советских людей времени. Украинский город был разрушен. Хлеба давали по 150 граммов в день. Когда в 47-м отменили карточки, единственным желанием было купить хотя бы килограмм хлеба. И больше ничего не надо!

Анатолий Ильин уже был женат, имел семью, когда встал вопрос: куда распределяться? Вместе с супругой они выбрали Белоруссию, ее западную область и Брест-Литовскую железную дорогу. Управление дороги размещалось в Барановичах, там, где и сейчас находится отделение железной дороги. Молодой специалист получил назначение в Брест, на станцию Брест-Северный.

Он начал с дежурного по станции и вырос до первого заместителя начальника Брестского отделения  железной дороги. С Тимофеем Васильевичем Яковлевым, руководителем отделения, Анатолий Ильин проработал больше всего. Его Анатолий Георгиевич называет своим первым настоящим учителем.

В Москву попадают не все

А потом в жизни железнодорожника Ильина случился очередной зигзаг. Его пригласили на работу в Москву, в Министерство путей сообщения. Эта новость ошарашила не только коллег Ильина, но и его самого. Он растерялся: что же делать?

– Верх взяла такая позиция: из Москвы всегда можно уехать, в Москву попадают не все. И я дал согласие.

Должность Анатолий Ильин получил высокую – заместителя начальника управления перевозок. Однако при всей ответственности, нужности какая же бумажная работа это была! «Папочку под мышку –
и к замминистра. И так, почитай, каждый день. Я стал типичным чиновником».

Через полгода Анатолий Ильин разочаровался во всех прелестях работы и жизни в столице СССР. Он мечтал о природе, рыбалке, охоте, о том, что с детства делало его жизнь богатой, живой, интересной. И когда в посольстве ГДР в Москве, где награждали железнодорожников за работу с экспортными грузами,  Анатолий Георгиевич встретил начальника Белорусской железной дороги, то прямо взмолился: «Заберите меня обратно!» Евгений Павлович Юшкевич не удивился: «Понимаю тебя, сам еле оттуда вырвался». И предложил своему бывшему подчиненному кресло начальника службы движения на Белорусской магистрали. Анатолия Ильина такая перспектива не обрадовала: «Да какая разница: Минск то будет или Москва? Хочу быть подальше от мегаполиса и по-
ближе к природе».

Так в 1970 году он и оказался в Барановичах, поменявшись должностью с начальником отделения Адамом Козловским, который уехал в Минск. 20 лет Анатолий Ильин возглавлял отделение железной дороги в нашем городе! Это был очень напряженный, но безумно интересный период развития предприятия. «Моего возраста люди отвергают всякие заявления о том, что 70–80-е – это годы застоя. Может, где-то и был застой, но не на железной дороге, не в промышленности», – убежден Анатолий Георгиевич.

Было не до застоя

В Барановичах возводились гиганты: текстильный комбинат, завод автоматических линий… Интенсивно развивалась и железная дорога. «Нам было не до застоя. Еле справлялись с перевозками. Вагонов не хватало, – вспоминает мой собеседник,    постоянно звучало требование: ускоряйте оборот вагона!» Железнодорожникам пришлось обратить взоры на границу. На станциях Брузги, Берестовица Барановичского отделения дороги перегружали по 400-500 вагонов в сутки! Краны использовали только для угля, все остальное грузилось тележками, а то и вручную. 

Логично, что за такими объемами последовало развитие станций Берестовица, Брузги, Ситница. Одновременно обновлялись и так называемые участковые, более мелкие станции, оснащались новейшими видами техники, внедрялись современные технологии. Не осталось в отделении станции, где бы не появилась автоматика, телемеханика. Именно в те годы на железной дороге полностью отказались от паровозной тяги и перешли на тепловозную. Был электрифицирован главный ход: Минск–Брест.

За этими яркими событиями и грандиозными свершениями стоят конкретные люди. Можно только представить, какого напряжения физических и моральных сил требовала такая работа.

Барановичские железнодорожники не справлялись с пропуском поездов на участке Барановичи-Лунинец. Там шла одна ветка. А после открытия «Гранита» ситуация стала патовой. Выход нашли: придумали метод сдвоенных поездов. Два нормальных поезда соединяли в один и с Барановичей-Центральных отправляли состав на Лунинец. В сутки в этом направлении уходило 6-8 таких поездов. А чтобы подстраховаться, исключить риски, разработали специальное положение.

Вскоре благодаря содействию начальника Белорусской дороги Андрея Андреева на этом участке барановичские железнодорожники построили второй путь. Как тогда говорили, хозспособом. То есть за свои средства и своими силами. Здесь трудились путейцы, связисты, строители. «Дышать легче стало», – вздохнул и начальник отделения.

Роль Анатолия Ильина в этих процессах один руководитель обозначил так: «Это была глыба». Петр Демидович Тур, во времена Ильина работавший главным инженером отделения, а сейчас возглавляющий совет ветеранов барановичских железнодорожников, искренне признался: «У меня в жизни было два учителя, один из них – Анатолий Георгиевич. Я рад, что нас свела судьба».

Дважды Почетный

Люди, хорошо знающие Анатолия Ильина, вряд ли удивятся, что он и сегодня полон энергии, так же живо интересуется делами железнодорожников и города, сопоставляет и анализирует факты, делает прогнозы. Его самого ничуть не смущает, что теперь, например, на станции Ситница в сутки грузят не 400 вагонов со щебнем, как в былые времена, а 800-900. Его коллеги замахиваются уже и на тысячу. «Тенденция была понятна уже тогда: развивалась промышленность, строились предприятия, росла потребность в перевозках».

Он рад, что железная дорога продолжает развиваться. Не так давно ездил поездом в Брест. Говорит, что чувствовал себя как в самолете: комфортно, удобно, быстро.

На вопрос, кем бы стал, если бы пришлось все начать с начала, отвечает: «Не задумывался». А я уверена: Анатолий Георгиевич состоялся бы на любом месте.

Анатолий Ильин много сделал для барановичан. Город, который появился благодаря железной дороге, благодарно принял в ряды Почетных граждан и Почетного железнодорожника Анатолия Ильина.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *