Наверх

История одной Золушки

3.04.2013 нет комментариев 391 editor

История горожанки Тамары Ангурец очень напоминает известную сказку о Золушке. Только вот в этом рассказе, в отличие от сказки, всё, от первой до последней строчки, – правда.

У нее не было ни злой мачехи, ни высокомерных сестер. Был принц, но показаться с ним на свадебном балу в чем-то особенном наша барановичская Золушка не могла. Восьмидесятые, время дефицита… Однажды девушка увидела очаровательное свадебное платье подруги из Прибалтики. Воображение тут же нарисовало свое. Тамара, как и героиня сказки, прекрасно управлялась с иголкой и ниткой, да только где взять ткань для воплощения фантазии? Доброй феей явилась собственная находчивость. По талонам, полученным в загсе, наша Золушка купила 10 штук немецкой фаты и… ко дню свадьбы, словно по мановению волшебной палочки, у нее было свое, неповторимое свадебное платье.

«Всё сразу стихло. Скрипки замолкли. И музыканты, и гости невольно загляделись на незнакомую красавицу, которая приехала на бал позже всех…

«Ах, как она хороша!» – говорили шепотом кавалер кавалеру и дама даме… Придворные дамы были заняты только тем, что рассматривали ее платье и головной убор, чтобы завтра же заказать себе что-нибудь похожее, если только им удастся найти таких же искусных мастеров и такую же прекрасную ткань», – описывает Шарль Перро появление Золушки на балу. Свадебный наряд Тамары Ангурец вызвал похожую реакцию. Знакомые не нашли искусных мастеров и прекрасной ткани – стали просить взять его на прокат. Так начиналась история частного предприятия «Праздник от «Золушки», одного из первых подобного рода предприятий в Беларуси.

– «Золушка» – это в честь Тамары Николаевны? – интересуюсь у ее супруга.

– Конечно. Она же, в первые годы нашего бизнеса консультант и швея в одном лице, как та сказочная красавица, по ночам платья шила, ее мама – стирала и гладила. Нелегко им было. Даже я, в то время старший офицер военно-воздушных сил, в свободную от службы минуту помогал, чем мог.

– …И в честь наших девчонок – золушат, как я их называю, – добавляет Тамара Николаевна. – В сезон свадебных бумов, когда много заказов, у нас и в два часа ночи может гореть свет. А разве парикмахер, которая появляется на работе в пять часов утра, не Золушка?

Сегодня Тамара Ангурец, учредитель сети свадебных салонов, расположенных в Минске и Барановичах, сама, подобно доброй фее, может превратить свадьбу любой девушки в сказку, а ее – в принцессу. Был бы только принц, а замок, и средневековые наряды, и карета найдутся!

И кажется, всё так прекрасно – Золушка, благодаря труду и своим достоинствам, превратилась в принцессу, работа ее – дарить людям праздник. Не судьба – мечта любой неизбалованной, работящей девушки. Легкой и безоблачной представляется жизнь Тамары Ангурец со стороны. Так ли это на самом деле? Тамара Николаевна откровенно рассказала о доле бизнес-леди.

– Удивляюсь, как мы выстояли столько лет, – первая же фраза сразила меня наповал. Оказывается, только со стороны свадебный бизнес – вечный праздник.

– Хотела бы написать книгу о своей работе, – говорит Тамара Николаевна, – предостеречь тех, кто собирается последовать моему примеру. Свадебный бизнес сложен уже потому, что он сезонный. Время свадеб, с июня по октябрь, проходит, и откуда взять деньги на зарплату работникам, аренду, коммунальные услуги, налоги, чтобы продержаться до следующего сезона?

Так у Тамары Ангурец родилась идея проката карнавальных костюмов – для вечеринок, новогодних корпоративов, что помогает «дожить до весны».

Свадебный бизнес сложен и потому, что невеста – это особое состояние.

– Невеста – что-то очень-очень счастливое и в то же время нервное. Нам больших усилий стоит переубедить девочек, которые приносят фотографию и говорят: «Хочу прическу, как у подруги», объяснить им, что свадьба не может быть «как у кого-то», она всегда неповторима – и предложить новый, совершенно уникальный вариант. После свадьбы, когда всё после наших совместных трудов проходит идеально, мы обнимаемся с нашей клиенткой, как с близким человеком, и вместе плачем от счастья.

А ведь свадебный консультант – не робот, живой человек, который тоже испытывает эмоции.

– Можно «запороть» какую-нибудь вечеринку, но не свадьбу, ведь предполагается, что женщина выходит замуж раз в жизни, это главное ее торжество, – отсюда требовательность Тамары Ангурец к подчиненным.

– К тому же я максималист – если делать, то на отлично – и одновременно человек настроения, как женщина, очень импульсивна, – призналась моя собеседница. – С этого берут начало все мои достоинства и все недостатки.

За годы Тамара Николаевна выработала сложную схему, по которой невесту готовят «к выходу на сцену». Здесь учитывается всё, до мелочей – именно с мелочей, по убеждению хозяйки свадебного салона, и начинается стиль. Это ее выражение – «невеста под ключ».

– Когда-то я просто шила белое платье. И как больно мне было видеть, что на свадебной фотографии придуманный мной образ разрушают «букли» старомодной прически или безвкусный букет. А ведь свадебные фото будут когда-нибудь рассматривать дети, внуки молодой пары!

И, как в настоящем искусстве, в театре, за определенный срок до торжества происходит репетиция дефиле невесты.

– Свадебное платье заказывается за два месяца, а то и больше. За это время девушка от волнения может похудеть или наоборот поправиться – нужна подгонка. И это лишь один штрих, который вместе с десятками других приближает картину к идеалу, – приоткрывает Тамара Ангурец завесу над деталями своего дела.

Мечта нашей Золушки – быть солнцем, которое освещает обыденный мир своими идеями, своим творчеством. Но роль директора частного предприятия требует другого – контроля над кадрами, работы с бумагами, решения банальных хозяйственных проблем…

– Когда солнце опускается до уровня земли, оно заходит, – с грустью говорит Тамара Ангурец. – Вы не представляете, сколько у меня в голове идей, а времени и сил, чтобы их реализовать, не остается.

Лишает вдохновения и… рубль.

– К сожалению, у нас, в Барановичах, «дизайнер» по имени Хмельницкий пока рулит, – намекает Тамара Ангурец на рынок – источник дешевого ширпотреба. В ее минских салонах есть по-настоящему брендовые платья, но и с ними работа пока скорее напоминает благотворительность: выручки едва хватает, чтобы покрыть расходы на право быть официальными представителями знаменитых дизайнерских марок.

– Но поймите же, качественная, подлинно брендовая вещь, а не ее подделка не может быть дешевой, – убеждает меня хозяйка свадебного салона. – Только если это не белорусское платье – оно выходит дешевле за счет того, что не надо платить за транспортировку, тратиться на разные таможенные сборы. Да, вот так устроены девушки – подавай им что-то далекое, труднодоступное, экзотичное, а наши белорусские платья с удовольствием покупают их заграничные ровесницы.

– «Тупо зарабатывать деньги», как выражаются некоторые, – не для меня. Иначе начинается конвейер и заканчивается творчество. Я не экономист, не математик, и никогда не просчитывала, какую выгоду мне принесет та или иная идея. Просто получала от своей работы удовольствие. А если бы просчитывала, то, наверное, большинство моих идей так и остались бы идеями.

В пример Тамара Ангурец приводит свою идею с фарфоровой куклой. Ее, облаченную в платье, в точности повторяющее наряд невесты, «Золушка» стала дарить матерям своих клиенток. На свадьбе мама вручала куклу своей взрослой уже дочери – как последнюю игрушку. И пережить красивый момент без очищающих душу слез было просто невозможно. Разве удовольствие от того, что твое творчество вызывает такие сильные эмоции, недоумевает Тамара Николаевна, не дороже денег?

Однажды ей предлагали по фантастической цене продать парикмахерский салон в центре города.

– Хотя у меня к тому времени были салоны в Минске, я отказалась. Подумала: «Как я продам и предам своих девчонок и мальчишек – парикмахеров, визажистов, стилистов?..»

– Тамара Николаевна очень упертый человек. Я с ней часто не соглашаюсь. Но если бы не эта ее упертость, «Золушки» давно бы не было, и мы занимались бы чем-то другим, более прибыльным, – говорит ее муж Юрий Владимирович.

«Золушка» находится на пике своей славы. Три элитных салона с соответствующими стандартами. Тамара Ангурец не хочет говорить о старых своих достижениях, хотя они есть, и значительные – не единожды жюри престижных конкурсов признавало Тамару Николаевну лучшей в избранном ею деле. Тем более что довольно новых – в конце прошлого года команда стилистов салона «Золушка», побывав на международном фестивале красоты «Роза Ветров – HAIR 2012», привезла награды: 3 кубка и 5 дипломов!

Постоянное совершенствование профессионального мастерства – неизменное требование директора-максималистки. Еще Тамара Ангурец, опять же в прошлом году, пошла на беспрецедентный шаг – ей удалось собрать за круглым столом  владельцев ведущих минских свадебных салонов.

– Удивительно было смотреть на людей, когда-то друг с другом пикировавшихся. Оказалось, им есть что обсудить, больше того – общение захватило их. «А вот у нас был такой случай…»

Бывшие соперники, а теперь партнеры, с подачи Тамары Ангурец, нашли пути для взаимовыгодного сотрудничества. В мыслях у нее – создать СССР – Содружество Свадебных Салонов Республики.

Но максималист вечно недоволен собой. А может быть, я просто попал не на то настроение – Тамара Николаевна, достигнув многого, говорит о своем нынешнем дне так:

– Моя карета – мои идеи – в последнее время иногда превращаются в тыкву, потому что нельзя одной объять необъятное, без единомышленников, без поддержки своей команды…  

Бизнес ее изначально задумывался как семейный – в фирме работает муж, до сих пор мама помогает управляться с бухгалтерией, здесь же дети. Сын Андрей, увидев, что Тамара Николаевна разрывается  между Минском и Барановичами, принял решение оставить должность юрисконсульта в столице, и теперь он коммерческий директор в «Празднике от «Золушки», дочь Светлана – директор одного из ведущих минских салонов. Сын Алексей пока оканчивает школу.

«Нужна ли такая судьба моим детям?» – сомневается Тамара Ангурец, раздумывая над притчей.

…Однажды мудрец повстречал крестьянина, который, обливаясь потом, пахал каменистую землю.

– Для чего ты это делаешь? – спросил у земледельца мудрец?

– Как для чего? Чтобы накормить семью и накопить денег. Может, хоть дети будут счастливы.

– А чем занимался твой отец?

– И дед, и отец точно так же трудились на этом поле в надежде, что хотя бы их дети будут счастливы.

– Но как сможешь ты сделать детей счастливыми, если сам не знаешь, что такое счастье?

Тамара Ангурец говорит, что ее дело, хоть и нелегкое, всегда окупалось счастьем:

– Я получала кайф от самого творчества. Но принесет ли занятие всей моей жизни счастье моим детям? Они умницы, но совсем другие: это наше поколение работало за идею. Иногда Андрей, Алексей и Светлана спрашивают меня: «Зачем все эти жертвы, мама, ради чего? Ради чего ты вкалывала день и ночь и у нас не было детства?»

Трудно быть Золушкой в сказке. А в жизни – еще труднее.

Да, ее не понять людям, которые хотят просто зарабатывать деньги, – идеалистку, требовательную к себе и другим, которая, приезжая из Минска, ураганом свежих идей будит размеренную жизнь салона, фанатку своего дела и просто импульсивную, эмоциональную женщину. Но без таких людей, как барановичская Золушка Тамара Ангурец, наш мир был бы серым и убогим, без творчества и красоты, которая – то же волшебство…

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *