Наверх

Обретение любви

29.11.2013 Комментариев нет 268 editor

Матушка Елена Барбарич убеждена, что главная роль в воспитании детей, их личностном становлении принадлежит родителям. Вот некоторые говорят: «Пока дети малые, ещё куда ни шло – водишь их за ручку, учишь уму-разуму и всё вроде нормально. А чуть подрастают… откуда что берётся? Становятся грубыми, ничего им не нравится, родители, оказывается, ничего не понимают, не тому учат…   Вот как и контакт сохранить и помочь ребёнку повзрослеть, обрести самостоятельность?»

ОДНИМ своим знакомым, у которых, как и в семье Барбаричей, пятеро ребятишек, Елена на свой страх и риск однажды сказала: «Мне кажется, что без храма это невозможно». Самое интересное, что знакомые те (кстати, известные в городе предприниматели) – мама и папа, а также их дети – не будучи тогда ещё воцерковлёнными, начали потихоньку-понемножку приходить в храм, потом уже старались не пропускать воскресных и праздничных служб и со временем, как говорится, стали на путь веры – научились молитве, узнали её силу.

Сама Елена научилась молитве у мамы. Мама Елены, Мария Ивановна, прожила ни много ни мало – чуть более семидесяти. Как хорошо было бы, кажется, если б Мария Ивановна и сегодня радовалась внучкам – дочерям  Елены и её мужа священника Владимира Барбарича. Но Бог судил по-другому. Мария Ивановна долго болела. В 13 лет Лена уже не сомневалась, что Бог есть. К Нему и только к Нему она обращалась – плакала, молилась, чтобы Он помог, чтобы мама выздоровела и жила. Вот мама вопреки всем прогнозам и жила. И успела за свою жизнь не только выдать замуж дочку, но и дождалась внучек – всех пяти, и даже умудрялась помогать дочери в её заботах.

А ещё мама учила Лену, что счастье надо вымолить. Непривычно нам, современным и продвинутым, слышать об этом, не правда ли? Ведь нас учили, что человек создан для счастья, как птица для полёта, – это привычно. Вот и устремляемся к этому, каждый к своему счастью напролом… Быстрей, быстрей – ухватить, заполучить, стать, наконец, счастливым.  А в результате?  Что в результате, каждый также знает по себе. Одни, как говорится, страдания…

– Счастье надо вымолить, – убеждённо повторяет Елена.

Она сама, к примеру, каждый день и не один год читала молитву девицы (по-нашему – девушки) о супружестве. Слова в ней удивительные – обращённые к Богу, они и сейчас напоминают ей, как надо в семейной жизни переносить трудности и неприятные моменты. «Сохрани меня от гордости и самолюбия: разум, скромность
и целомудрие пусть украшают меня. Праздность противна Тебе и порождает пороки, подай же мне охоту к трудолюбию и благослови труды мои…»

– Стало быть, – продолжает матушка, – надо самой соответствовать званию жены, и только потом просить супруга честного и благочестивого, чтобы с ним в любви и согласии прославлять Бога и исполнять предназначение своё.

В семье Барбаричей, как мы уже сказали, все девочки. Анна, Екатерина, Александра, Елизавета, Ксения – ни одной лишней, как говорит их мама. А для девочки – будущей девушки, женщины – как ни крути, самое важное в жизни – это семья и дети. Это основа, на которой зиждется женское счастье. Много ли у нас счастливых женщин? Всякая ли жена, мать чувствует себя счастливой? Вот и выходит, что счастье надо заслужить, вымолить его у Бога, постараться.

ДО ЛЕТ четырнадцати я крестик не носила, – рассказывает Елена. – Мама не настаивала и, кажется, даже не предлагала. Я и пионеркой, как все, была. А вот в комсомол уже не вступала. Вместо этого тогда и надела крестик – это был мой сознательный выбор.

По примеру старшей сестры она хотела поступать в педагогический вуз – на дошкольное воспитание. Но, окончив школу, неожиданно, возможно, для окружающих, уезжает сдавать экзамены в духовное училище. Отучившись год – именно столько длилась учёба в Минске – возвращается в родные Барановичи, поёт на клиросе. Духовное песнопение нравится ей, оно звучит изнутри – должно звучать; как инструмент, настраивает душу. Ещё до учёбы в училище она постигала это искусство в музыкально-хоровой школе «Радуга». (Кстати, в «Радуге» при Дворце детского творчества занимаются сегодня все её девочки, кроме младшей – 4-летней Ксении).  Поёт на клиросе, читает за богослужением и остро чувствует, как недостаёт знаний. По благословению настоятеля уезжает в Украину, где продолжает своё образование – учится в Чернигове ещё два года.  Можно было и больше, система духовного обучения позволяет это, но она очень нужна на приходе – Свято-Покровская церковь к тому времени стала уже родной, да и сколько родители могут учить её, рассуждает Елена.

Возвратившись в Барановичи, Елена пришла на смену уже довольно пожилой женщине-регенту. Исполняет также обязанности псаломщика. Это была середина 90-х – время, которое она вспоминает с удовольствием. На приходе как-то естественно сложилась группа молодых людей, которые пели в хоре, пономарили, самое главное – веровали, были полны молодой энергии и энтузиазма. Среди них был и молодой Владимир Барбарич, учившийся тогда в Минске в политехническом институте (ныне – БНТУ, Белорусский национально-технический университет). Каждое воскресенье Владимир приезжал  домой, в Барановичи: без Церкви, храма жизнь свою уже не мыслил. Пел в хоре, которым руководила Елена. Так они и познакомились.

– В своё время я получила  от Бога просимое, – своим тихим, журчащим, как ручеёк, голосом говорит она, – радость быть женой доброго, заботливого и умного мужа, с которым мне  всегда спокойно и интересно.

А уж как девчонки любят папу – словами не передать. А как папа любит их!

Закончив институт, Владимир Барбарич год работал в электросетях. Елена выходила замуж ещё за инженера-электрика. Примерно через год после их свадьбы настоятель храма предложил Владимиру стать священником. Летом 1999 года состоялось рукоположение. Владимир начал служить. Елена стала матушкой. А батюшка поступил на заочное отделение духовной семинарии.  (Закончил через шесть лет со степенью бакалавра.)

НЕЗАДОЛГО до церковного праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы меня более всего интересовала тема, которую можно обозначить как «Дети в храме», или, скажем, «Воспитание в вере». Ведь Елена сегодня ещё и ведёт занятия в воскресной школе.

– В четыре года, – говорит она, – малыши очень хорошо воспринимают информацию о Боге, и молитвы хорошо запоминают…

Как важно, думаю я, с таких вот младых лет посеять в детских душах правильное представление о мире,  иерархии подчинения, ценностях, направить по верному пути. Конечно, очень многое, если не всё, зависит от родителей, от их вклада в воспитание. Поэтому родители сами должны не лениться постигать веру, не заглушать голос совести ни при каких обстоятельствах, стараться жить честно, исполнять заповеди и пр., пр. Очень важно всем вместе ходить в храм.

Что касается семьи Барбаричей, то ведь немало лет они даже жили при храме (пока своего жилья не было).

Мне, во многом ещё новоначальной (так в церкви называют недавно обращённых к вере), кажется это промыслом, счастьем. Как и то, что деток в семье пятеро – по нынешним меркам много. Елена в ответ говорит, что среди людей отношение к их семье неоднозначное. Вот настораживают многих многодетные семьи и всё тут. Спрашивается, почему настораживают? Может, просто непривычно? Понятно, скажем, если семья неблагополучная, мама с папой не работают, пьют и плодят детей. И то таким семьям помогать надо, стараться вразумить, поставить на путь истинный. Какие дети могут вырасти хорошие!..

Да, в семье Барбаричей детей к храму специально не приучали. Вера, Бог, церковь – часть их самих.  Иначе, наверное, и не должно было сложиться. И всё же…

– Ведь ни к кому, даже к своим детям в душу не заглянёшь, – говорит Елена.

Да, они учат своих  детей быть скромными, кроткими, честными, целомудренными.  А мир кричит: будь непременно первым, смелым, даже наглым, лучше всех, и не в плане человеческих качеств, а амбиций. Их девочки такие же, как все – любознательные, жизнелюбивые, весёлые, активные. И всё же в чём-то не такие. К примеру, они придерживаются общецерковного мнения, что брюки – это не женская одежда, и лучше их не надевать. Конечно, одежда – не главное, но их убеждения не позволяют и многого другого. Девчонки раскованны, но не развязны. Родители запрещают им перечить взрослым, даже если те не правы. Никто из них не оставит в беде, заступится за малого, за слабого. У них принято обсуждать дома всевозможные ситуации, принято думать, позволять Богу действовать, а не самим лезть на рожон, принято молиться. Старенький детский молитвослов переходит от старшей к младшей. Вера – это образ жизни.  А мир разношерстен, не все живут по вере. Поэтому наверняка Аня, Катя, Саша, Лиза и маленькая Ксения чем-то отличаются от других детей. Как, пожалуй, отличаются и их родители среди взрослых. Это данность, которую верующие люди принимают. Но принимают ли другие, которые не ходят в церковь?

КОГДА Елена была маленькой, она тоже приходила с мамой в церковь. Время тогда было другое, и детей в храме она не помнит (хотя, наверняка, были). Помнит только себя «такую малюсенькую-малюсенькую», сидящую где-то в уголочке… большие белые стены высвечиваются в полумраке, огоньки свечей… запах ладана… Мама исповедуется, потом будет причащаться. Её, Лену, кажется, не причащали…

Сегодня многие родители знают силу причащения и с пелёночек носят своих деток в храм. Этим молодым мамам и папам в большинстве своём не надо объяснять, за чем – за Чем – они стоят  в очереди в церкви. Двух-трёх-четырёхлетние малыши сами подходят к Чаше, эти детки совсем другие, чем их невоцерковленные сверстники. В воскресной школе учат деток, что от Бога никуда-никуда не спрячешься, как ни старайся. Какой толк, говорит им на занятиях Елена, если вы что-то от родителей скрыли, от Бога ведь не скроешь, Его не обманешь. Мысль эта, знание, чувство, что ты всегда находишься под всевидящим оком Господа, даже взрослого впечатляет, что уж говорить про детей. Пусть меня снова обвинят в неуместном восторге и излишней эмоциональности, но я считаю, что это счастье.

Да, говорят, я и сама это вижу, что в церкви не много подростков. Есть маленькие с родителями, немало молодёжи, люди постарше, пожилые – так или иначе, представлены все возрасты. Что касается детей, то есть такая проблема: ребёнок подрастает и начинает сомневаться в правоте своих родителей, в истинности избранного пути. К тому же вокруг столько соблазнов, взрослому порой не просто устоять. Возможно, у многих начинается некое испытание веры.  Некоторые пробуют жить без храма. Вот и Елена говорит о своих подрастающих дочерях: «Душа болит о них всё больше и больше…» Что остаётся родителям?  Молиться. А ещё – любить. Ведь любовь – это основа, которую каждый хочет обрести.

0

Также на нашем сайте

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *