Наверх

В восьмидесятые годы в районе пытались создать уникальное звероводство

27.11.2013 Комментариев нет 291 editor

Тема пушного звероводства в советское время для нашей газеты была практически закрытой: мол, не надо писать о том, где и каких зверей разводят, чтоб не привлечь воров. 

Дефицит меховых изделий приводил к совершению краж на зверофермах. Нынче времена изменились – дефицитов не стало. Мы решили восполнить пробел той поры и рассказать об отрасли, о которой читатели мало знали. В этом согласился помочь «Нашему краю» Степан Тарасевич, с 1977 по 1989 год возглавлявший Барановичский райисполком.

Накормить норку и песца

Степан Иосифович считает, что природные условия нашего района чуть ли не идеально подходят для развития пушного звероводства. Значительную часть территории занимают леса – это фактор «за». В хозяйствах, удаленных от магистральных дорог, вполне можно содержать зверьков. Тем более, что пушнина всегда была и остается экспортным товаром, который приносит валюту.

Еще до приезда Степана Тарасевича на работу в Барановичский район в окруженном лесами совхозе «Лотвичский» существовала ферма на 40 тысяч голов норки и песца. Находились они в специальных клетках. Одним из важнейших вопросов было накормить животных и не лишь бы чем, а высококачественными и высококалорийными кормами – рыбой и мясом. Пушнина стоила дорого из-за кормов.

Рыбу (морскую, высших сортов) поставляли из России вагонами. Как-то раз в вагоне обнаружили целый ящик белой сочной жирной рыбы (видимо, ящик был приготовлен на вынос). «Меня хотели угостить ею, – вспоминает Степан Иосифович. – Поначалу я отказывался, думал, что если рыба предназначена для зверьков, то для человека не годится. А она оказалась вкуснейшей! Даже в магазинах нельзя было такую купить».

В общем, проблемы накормить норок не существовало. Звероводческая отрасль тогда находилась под крылом Министерства сельского хозяйства. Ветеринарное обслуживание поголовья являлось не менее важным, чем кормление. Зверьков старались уберечь от инфекционных заболеваний. Альтернативы вакцинации – делалось 40 тысяч прививок – не было.

Самка норки способна разово производить до шести детенышей. На деле получалось три-четыре. Убой зверьков вели на месте, а тушки животных отправляли на корм свиньям в Поленичицы (там существовал районный откормочный пункт).

Порой рыбы поступало больше, чем было нужно для зверьков, и ею кормили свиней в «Лотвичском». «Это давало исключительные результаты, – рассказывает Степан Тарасевич. – Приезжаю как-то зимой в «Лотвичский», а там свиньи на выгульном дворе по снежным сугробам шастают. Они, можно сказать, жили в этих сугробах и не боялись морозов. Кормление рыбой исключало падеж».

Мясо убитых свиней по вкусу и запаху напоминало красную рыбу. Об этом знали в совхозе «Лотвичский». Кушаешь свинину, а думаешь, что рыбу.

Норки из клеток иногда убегали в лес – их видели охотники. Зверьки отлично чувствовали себя на лоне природы, жили в лесном массиве, плодились.

Лотвичского зверохозяйства не стало в девяностые годы, когда распался Советский Союз и прекратились обильные поставки рыбы.

Островок пушнины

Второе в Барановичском районе звероводческое хозяйство находилось в противоположном конце района и тоже в лесу, где нет загазованности, – в поселке Светлом. Там содержалось 110-тысячное поголовье.

Хозяйство существует по сей день. Не так давно его объединили с аналогичным пинским, и теперь это – барановичское отделение Пинского звероводческого хозяйст-ва, относящегося к системе Белкоопсоюза.

Если в советское время ценных пушных зверьков выращивали на рыбе высших сортов, то теперь им скармливают кильку, завозимую из Калининграда. Экономический кризис дает о себе знать. Мясо поставляют птицефабрики. Корма – это половина всех затрат. Очень дорого стоят антибиотики против чумы, пастереллеза и других заболеваний. Усилия направлены на недопущение инфекций, проведение профилактических мероприятий, иначе может погибнуть вся районная звероводческая отрасль. А чума опасна и для человека.

Наша пушнина идет на экспорт – поступает в Финляндию, Калининград и еще в ряд российских регионов. В Барановичах мы ее не видим – нет таких магазинов. Да и ателье, где раньше можно было пошить меховые изделия, не стало.

В годы перестройки разведением пушных зверей пытались заняться отдельные колхозы: искали, на чем можно зарабатывать деньги. Несколько лет просуществовала звероферма в колхозе «Путь Ленина»: выделанные норковые шкурки шли нарасхват. Но звероводство – очень тонкая штука и удел специализированных хозяйств. Удержать за собой эту нишу не каждый сможет.

Идея позвала в дорогу

Будучи председателем райисполкома, Степан Тарасевич предложил идею, казавшуюся беспроигрышным вариантом. В случае ее осуществления звероводство уже не было бы таким затратным. Вопрос заключался в том, каких зверей выращивать. На норках ведь свет клином не сошелся.

– Однажды для нас, депутатов областного Совета, организовали поездку в поселок Дывин Кобринского района, где в местном колхозе только-только начали заниматься разведением пантовых оленей. Я зажегся этой идеей, – говорит Степан Иосифович.

Легкий на подъем, он по-звонил в Москву в Министер-ство сельского хозяйства СССР, чтоб узнать, где можно набраться опыта в выращивании рогатых быстроногих питомцев (у кобринского колхоза опыта пока не было никакого). Знакомый сотрудник Министерства порекомендовал ему съездить в Багратионовский район Калининградской области, где содержались две с половиной тысячи оленей. Возглавлял оленеводческое хозяйство выходец из Ново-грудка, считай, наш земляк.

Степан Тарасевич взял в эту поездку специалиста райсельхозуправления по заготовкам Владимира Лубочкина и двух егерей из Министерства сельского хозяйства республики. Благодаря водителю Василию Шумскому через несколько часов на райисполкомовской «Волге» они уже были в Калининграде. Степан Иосифович на всякий случай решил зайти в Калининградское областное управление сельского хозяйства, чтоб получить разрешение на посещение интересующего объекта и на приобретение оленей в будущем. Руководители областного управления позвонили в звероводческое хозяйство и сообщили, что к ним едет председатель Барановичского райисполкома: мол, даем согласие на решение всех вопросов.

Лес как жилье

Что предстало взору гостей? Территория калинин-градского хозяйства, специализировавшегося на выращивании оленей, напоминала ландшафт барановичского края – лес, равнина, небольшая речушка. Директор-земляк в беседе сказал, что любое, даже самое отстающее, хозяйство можно вывести в высокорентабельные за счет разведения пантовых оленей. Ведь это безотходное производство. Мясо оленей – деликатес в ресторанах. Из кожи получают хром. Она хорошо поддается выделке – мягкая, легкая, тонкая; годится для пошива пальто, костюмов, плащей, юбок и т.д. Но, пожалуй, самое ценное сырье – это рога оленей, или панты. Из них получают пантокрин – лекарство от многих болезней.

Содержание оленей не требует затрат на строительство ферм: животные пребывают под открытым небом. Питаются подножным кормом. Лес для них как жилье. На лесной окраине лишь строятся навесы для под-кормки диких животных сеном, соломой, зерноотходами. Корма дешевые. Не менее важно  использование лесных угодий (в Барановичском районе лесов хватает). Олени питаются подножным кормом: весной и летом объедают листья деревьев. А в сосновом массиве им тепло.

Каждый олень-самец организовывает себе своеобразный гарем из 10-12 самок и не подпускает чужаков. Перед появлением на свет олененка самка уходит в лес, ищет укромное место. Новорожденный малыш сразу становится на ноги и сосет молоко у матери.

В Багратионовском районе гостям из Барановичей поведали, как организован процесс снятия рогов. Происходило это в конце года за изгородью, куда загоняли животных и пропускали по узкому дощатому коридору к месту снятия рогов. В связи с болезненностью процедуры оленей плотно фиксировали. Егерь садился на животное и ножовкой быстро срезал рога. Кровь била фонтаном, но через минуту она сворачивалась.

Рога высушивали на теплогенераторах, упаковывали в пергаментную бумагу, укладывали в ящики и отправляли на предприятия медпрепаратов. 

В эту пору в оленеводческое хозяйство приезжало много чиновников, чтоб получить порцию крови. Настой крови на водке считался лучшим лекарством для повышения потенции у мужчин.

Визит в калининградское зверохозяйство завершился договоренностью о покупке 50 оленей. Самка стоила 120 рублей (тогда это была примерно месячная зарплата), самец – дороже.

Доставка стада

Руководство района решило, что разведением пантовых оленей на барановичской земле займется совхоз «Тепливоды». Его директор Михаил Пармоник с охотой взялся за дело. Было выбрано место, куда собирались доставить быстроногих животных (их покупку совхоз оплатил). Сосново-лиственный лес в окрестностях Полонки с бьющим из-под земли родником – лучше места не найдешь.

За стадом оленей послали крытые скотовозы. Почему крытые? «Нас предупредили, чтобы внутрь не попадали лучи солнца, а то животные будут сбиваться в кучу, и может произойти давка. Нужна сплошная темнота», – объясняет Степан Иосифович.

Оленье стадо доехало благополучно. К его приемке приготовились: разостлали солому, чтоб животные при выгрузке не ломали себе ноги. Но они выпрыгивали дальше разостланной соломы. И ноги себе не ломали при этом.

Степан Тарасевич съездил в Минск на предприятия медпрепаратов и договорился с директорами, кандидатами наук, что они переоснастят цеха под переработку оленьих рогов.

Жаль того, что не сбылось

Но экзотическое животноводство не получило дальнейшего развития в Барановичском районе. Степана Тарасевича перевели на работу в облисполком. Претворить небесперспективную идею в жизнь не вышло. Оленей распорядились передать в Пинский район, где были инициативные люди с учеными степенями, которые смело шли на эксперименты.

Степан Иосифович, возглавляющий сейчас ветеранскую организацию районного исполнительного комитета, жалеет, что не сбылось задуманное: «Это был бы значительный резерв увеличения производства мяса, причем деликатесного. И лесные угодья с пользой задействовали бы. Условия для содержания оленей являлись просто замечательными в колхозах «Заря», «40 лет Октября», имени Дзержинского, совхозах «Утес», «Великолукский». Это ведь не рыбу и мясо покупать для норок – оленям хватает подножного корма».

– Неплохо бы и сейчас вернуться к этому вопросу, – подытожил сказанное Степан Тарасевич. – Столько денег можно заработать!

А что, может быть, именно пантовых оленей району и не хватает сегодня? Нестандартные подходы, свежие идеи, предприимчивость в развитии той или иной отрасли нужны всегда.

0

Также на нашем сайте

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *