Наверх

Что делать, если подросток увлекся спайсом

24.07.2015 Один комментарий 1162 Наш край

IMG_4840Отвыкнув от свободного общения, Дима немного дичится людей, в разговоре немногословен. Это и понятно, по решению суда девять предыдущих месяцев он провел в закрытом учреждении – лечебно-воспитательном профессионально-техническом училище в Кривичах. За примерное поведение и желание навсегда расстаться с прошлым Диме позволили на каникулы поехать домой.

Вниз по наклонной

История Димы, которая привела подростка в стены закрытого спецучреждения, во многом типична. Ему было только 12, когда один из друзей предложил попробовать «дури». Сказал, что курить они будут марихуану, и Дима согласился. Из любопытства.

Как выяснится позже, в тот первый раз они курили спайсы, о которых три года назад еще мало кто знал и понимал их опасность.

– Я только один раз затянулся, и со мной что-то произошло, – вспоминает Дима. – Не знаю, как это описать: как будто изменилось восприятие мира, течение времени. Я то забывал, что делаю, то мне казалось, будто прошло уже полдня. Потом мне почудилось, что друзья собираются сдать меня в милицию, я пытался убегать. Посмотрел на себя в зеркало – увидел, как стекает мое лицо. Было страшно, но интересно.

Этот интерес заставил потом пробовать курительную смесь еще, еще и еще. Если сначала Дима ждал приятных ощущений, то потом, как и все наркозависимые, уже не мог представить своего дня без очередной дозы. Из дома он стал выносить вещи – ноутбук, телефон, вообще все ценное, что попадалось на глаза, тащил из маминого кошелька деньги. Но средств на новую дозу все равно не хватало.

Тогда он начал подумывать о том, чтобы заняться продажей курительных смесей самому. Взял на реализацию полкило спайса, но все скурил сам. Так появились серьезные финансовые проблемы: люди, давшие ему курительную смесь, требовали вернуть деньги. Дима, к тому моменту с трудом закончивший девятый класс и поступивший в профессиональный колледж, несколько дней не выходил из дому. Он боялся, что «серьезные люди» просто вывезут его в лес, как обещали в телефонных разговорах, и расправятся.

Взяв денег взаймы у знакомых, он отдал крупный долг. Но останавливаться на «достигнутом» не собирался. Прошлой осенью его, обкуренного, три раза в течение двух месяцев забирали на «скорой» из училища. За этим каждый раз следовал «разбор полетов» на комиссии по делам несовершеннолетних.

– Я всегда считал, что у меня нет никаких проблем, что курить спайс и читать рэп – это круто, – объясняет Дима. – Поэтому когда мне начинали говорить о зависимости, необходимости лечения, злился и ни на что не соглашался.

Трудности подросткового периода?

– Конечно, я замечала, что с сыном происходит что-то неладное, – рассказывает мама Димы Ольга. – У него постоянно были перепады настроения: то веселый и разговорчивый, то замкнутый и агрессивный. Поначалу я думала, что это просто трудности подросткового периода, ведь Диме на тот момент было 12 лет, сложный возраст. Потом поняла, что проблема вовсе не в этом…

Осознав, что ее сын – наркоман, Ольга искала помощи везде, где только можно. Проштудировала интернет в поисках полезных советов, ездила на консультации в Минск в общественное объединение «Матери против наркотиков». Когда сын приходил домой «под кайфом», вызывала милицию. Обращалась в наркологию, водила Диму на беседы к психологу. Все тщетно.

– За три года спортсмен, боксер, веселый и крепкий мальчик превратился в скелет, обтянутый серой кожей, – вспоминает Ольга. – Я просто не узнавала своего сына. Не дай Бог кому-то пережить такой кошмар.

Единственный выход

Не один раз Ольга вместе с сыном ходила на комиссию по делам несовершеннолетних. После одного из заседаний отчаявшейся матери предложили направить сына в спецучреждение в Кривичи. Эту идею она приняла в штыки:

– Я считала, что спецучреждение – то же самое, что тюрьма, и была категорически против этой идеи.

Однако руководствуясь Законом Республики Беларусь «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», комиссия собрала документы для направления в суд.

– Законом предусматривается ряд условий помещения несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение, – рассказывает заместитель председателя комиссии по делам несовершеннолетних городского исполнительного комитета Светлана Юрчик. – Одно из них – в полной мере соответствует ситуации с Димой. Подросток более трех раз за год привлекался к административной ответственности за появление в общественном месте в состоянии наркотического опьянения. Проводимая с ним индивидуальная профилактическая работа результатов не приносила. Стало понятно, что спасти Диму можно, только направив его в лечебно-воспитательное спецучреждение.

Суд принял решение о направлении Димы в Кривичи на два года. Сотрудники милиции увели подростка прямо из зала суда. Те самые «друзья», которые неизменно составляли парню компанию в курении спайсов, напряженно следили за тем, как Диму уводят. Прощаясь, обещали писать и ждать. Забегая вперед, отметим, что от них подросток не дождался ни строчки.

Возвращение надежды

Ольга вспоминает, что в то время была просто на грани помешательства. Смириться со случившимся не могла, осознать, что ее сына увели в «тюрьму», материнское сердце отказывалось.

– Помню, приходила домой с работы, садилась на кровать и просто смотрела часами в одну точку, – рассказывает Ольга. – Не могла ни есть, ни спать.

А потом из Кривичей пришло письмо. Администрация прислала матери небольшую брошюрку, в которой давались советы, как поддержать сына. Затем пришла весточка и от Димы. И Ольга принялась писать ему, в каждое письмо вкладывая частичку своей души. Через два месяца, когда закончился срок карантина, Ольга впервые поехала к Диме на свидание.

– Трудно передать, с какими мыслями я отправилась в дорогу, – рассказывает Ольга. – Я боялась увидеть высокий забор, тюремные решетки, своего сыночка в заключении.

Однако едва переступив порог, мать поняла, что здесь вовсе не тюрьма, а место, где ее сыну помогут, вернут к жизни. Хотя территорию спецучреждения и огораживает высокий забор, никаких решеток нет и в помине. Зато есть благоустроенная территория с клумбами, теплицами, подсобным хозяйством. Да и внутри здание ничем не напоминало тюрьму: ковры, мягкие уголки, телевизор.

Ольгу встретили представители администрации и тут же принялись рассказывать о сыне, его первых успехах. А когда вышел Дима, мама впервые за последние годы, заметила на его щеках румянец, а на лице – улыбку.

С тех пор Ольга ездила к сыну уже пять раз. А количество телефонных звонков и счесть невозможно. И каждый раз, разговаривая с Димой или общаясь с администрацией учреждения, Ольга все больше уверяется в том, что с ее сыном все будет хорошо, он обязательно вернется к полноценной, здоровой жизни.

– Хочу высказать благодарность директору спецучреждения Андрею Марьяновичу Дубоневичу, всем сотрудникам за их теплоту, сердечное отношение к воспитанникам, – отмечает Ольга. – Я убедилась, что все дети для них как свои, к каждому они ищут подход, стараются помочь, подтолкнуть на правильный путь.

Сегодня Ольге звонят другие мамы, чьим детям грозит направление в спецучреждение. И каждую она старается убедить, что волноваться не о чем, что только там можно спасти подростка от него самого.

«Спасибо за помощь!»

Сам Дима тоже осознал, что только здесь, в Кривичах, он может навсегда расстаться со своим страшным прошлым. Осознал и понял, что члены комиссии по делам несовершеннолетних, направляя его документы в суд, чтобы подростка отправили в спецучреждение, спасли его жизнь. И Дима решил сказать спасибо тем людям, на которых всего лишь полгода назад он был зол.

Вот строки из его письма, отправленного из Кривичей заместителю председателя комиссии по делам несовершеннолетних Барановичского горисполкома Светлане Юрчик:

«Здравствуйте, Светлана Николаевна! Вот решил написать, как у меня дела, как я справился с проблемой, которая меня преследовала, и поблагодарить вас. Начну с того, что первые дни были тяжелыми, честно сказать, было даже страшно, было тяжело привыкнуть к обстановке и людям, которые будут меня окружать…

Я думал днем, ночью, зачем мне это было надо, зачем я расстраивал, делал душевные травмы на сердцах своих родных, ведь они любят меня. И это все из-за СПАЙСА, из-за этой гребаной дурацкой травы…

Я начал приходить в себя, начал заниматься спортом, писать песни с правильным смыслом, дал сам себе цель, пообещал, что никогда больше я не возьмусь за эту гадость…

Я сделаю, чтобы мама плакала не от стыда, а от гордости, что у нее такой замечательный сын… Я благодарю вас, Светлана Николаевна, что вы помогли мне стать человеком, и попросить прощения за то, что не слушал, не понимал. Ведь если бы я не перестал употреблять, то я бы уже давно гнил где-нибудь в подъезде, огромное вам спасибо!»

Получить письмо от Димы было неожиданно и очень приятно, – рассказывает Светлана Юрчик. – К сожалению, не все подростки понимают, что мы стараемся им помочь. Дима понял, и это вселяет надежду. Мы верим, что теперь его жизнь изменится.

Послесловие

В конце августа, когда закончатся каникулы, Дима вновь отправится в Кривичи. Однако, если желание изменить жизнь к лучшему не пропадет, подросток вполне может выйти из стен спецучреждения досрочно. И сам Дима, и его мама очень надеются, что так и будет. Верит в это и Светлана Юрчик, для которой каждый оступившийся подросток как родной, и все их маленькие победы над собой – настоящая радость.

Справка «Нашего края»

За 2013–2014-й годы в учебно-воспитательные и лечебно-воспитательные спецучреждения по решению суда были направлены 11 подростков из Барановичей. С начала этого года – уже шесть. Сейчас готовятся документы для направления в суд на двух девочек.

Чаще всего в закрытые спецучреждения направляются подростки, неоднократно замеченные в употреблении курительных смесей, алкогольных напитков, либо совершившие преступления.

Ирина СОСНИНА.

0

Также на нашем сайте

Комментарии

  • Ольга пишет:

    Даже слезы наворачиваются.

    Рейтинг комментария:Vote +1+3Vote -10
    Ответить
    Ответить с цитированием

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *