Наверх

Маме Кирилла, которую лишили родительских прав из-за компьютерной зависимости, «помогают всем миром» (видео)

7.03.2016 Комментариев нет 955 Наш край

По статистике, почти 80% белорусок выходят в Интернет, чтобы пообщаться в соцсетях. Теперь им нельзя делать автопортреты в подземке. На неделе в минском метро запретили селфи. Такое решение связано с вопросами безопасности. Чиновники объясняют: человек, позирующий и одновременно сам себя фотографирующий там, где ходят поезда, подвергает опасности не только свою жизнь, но и окружающих.

Тут сразу вспоминается предсмертное фото Кортни Санфорд. За пару секунд до того, как ее машина разбилась, она успела выложить автопортрет в социальную сеть. Но вот справиться с управлением времени уже не хватило. Таких случаев много. Еще больше примеров, когда увлечение компьютерными технологиями становится причиной психических расстройств.

Куда нить всемирной паутины привела дочь этой женщины, мы расскажем чуть позже. А пока – с «легкой артиллерии». Мир ловит едва ли не каждый тренд Интернета. Мода приходит и уходит, но некоторые тенденции задерживаются надолго. Взять, к примеру, то же селфи. Несмотря на разные мнения, так называемые «себяшки» по-прежнему на коне.

Селфи сегодня делают, пожалуй, все: звезды, политики и даже животные. Но так ли безобидно это увлечение?

Анастасия Титова:
— Сначала нужно поймать свет, чтобы был хороший. Я фотографирую на правую сторону все время.

Примерно 15 дублей – и все ради того самого. Ему-то и предстоит собрать заветные лайки. Что ж, о селфи, заряженном на успех, Настя знает все. Еще бы – юная девушка мечтает о карьере модели, а пока не без гордости рассказывает о количестве своих подписчиков в инстаграмме.

Анастасия Титова:
— Сейчас тысяча, через год, может, до миллиона дойдет.

Цифра амбициозная. Ведь даже у лидера белорусского инстаграмма – Екатерины Кобы – подписчиков чуть более 400 тысяч. Но наша героиня уверена: все реально.

Анастасия Титова:
— У меня много фанатов появилось, меня узнают на улице, в метро, везде просят сделать с ними селфи. Вообще я весь день онлайн.

А мы все-таки предложим Насте принять участие в нашем эксперименте. Вместе с девушкой съемочная группа отправится к психологу, чтобы пройти тест на Интернет-зависимость.

Екатерина Коба:
— Говорят, почему столько много подписчиков. Я считаю, что не только из-за красивых картинок, селфи. Люди в общем смотрят на жизненную позицию.

Своей популярностью «белорусская Барби» Катя Коба обязана прежде всего социальным сетям. Впрочем, сегодня ко всемирной паутине у девушки чисто рабочий интерес. Ведь у нее совсем другие приоритеты: прежде всего – воспитание сына.

Екатерина Коба:
Вообще, все хорошо в меру. И молоденьким девочкам вообще крайне негативно заходить в социальные сети, проводить там много времени.

А мы заходим в кабинет психолога. И уже довольно скоро Настя сможет выдохнуть: Интернет-зависимости у нее не обнаружено. Но почва для размышления появилась.

Владимир Янчук, доктор психологических наук, профессор:
— Если вы три раза на день хотите очень сильно заглянуть, увидеть себя или сфотографировать, сделать селфи, то, вообще, у вас уже проблема.

Что ж, кое-какие советы наша героиня пообещала взять на вооружение.

Анастасия Титова:
— Нужно будет поменьше делать селфи, потому что, действительно, это уже для меня лично звонок.

Тот самый «звоночек», как правило, замечают далеко не всегда. Тревогу обычно бьют уже в тяжелых случаях. А ведь Интернет-зависимость запросто может вылиться в депрессивное либо тревожное расстройство.

Евгения Точицкая, врач-психотерапевт УЗ «Городской психоневрологический диспансер»:
— Человек перестает есть, ходить в туалет, но сидит и не может оторваться от компьютера. Просто забывает поесть, поспать. То есть доходит до полного истощения. Был случай в США в 2011 году, когда мать трехлетней девочки просто заперлась, а девочка осталась без заботы, без ухода и умерла.

И истерики – еще цветочки. Онлайн-игры. К ним относятся неоднозначно. С одной стороны – неплохое и, вроде, невинное развлечение. С другой – затяжные виртуальные бои нередко провоцируют специфическую реакции. Особенно у школьников.

Максим Семененко:
— Когда играешь в самом начале, когда это захватило, отрываешься очень сильно, трудно себя контролировать, то есть отвлекаешься только чтобы покушать.

Это сегодня компьютер для бизнес-аналитика Максима и источник дохода, и способ самореализации. А вот в начале 2000-х виртуальный мир стал для него параллельной реальностью, жизнь в которой занимала большую часть времени. Благо, сегодня мужчина – один из тех, кому удалось вовремя взять себя в руки.

Максим Семененко:
— То, что игра проще, понятно, что в нее войти, в ней проще жить. Однажды был случай, когда я с человеком встретился, который в Донецке живет. Вот эти моменты, все действия. И он перестал играть только тогда, когда у них отрубили Интернет.

Наркомания, алкоголизм. Почему-то, когда мы говорим о зависимостях, меньше всего это слово стыкуется со словом «Интернет». Тем не менее именно из-за этой гипертрофированной привязанности молодую маму – жительницу Барановичей – лишили родительских прав. Это был первый и единственный подобный случай в Беларуси, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Елена Ярмак:
— Она себя и ругает, говорит, что все было нормально, но как тьма какая-то находит, становится все безразлично, она ничего не хочет.

Елена Эдуардовна до сих пор не может понять, как такое могло случиться в их семье. Дочь Ирина, которой она отдавала все, променяла реальную жизнь на виртуальную. Вместо того, чтобы заниматься восьмилетним сыном, молодая женщина проводила за компьютером сутки напролет.

Елена Ярмак:
— С утра до утра. Только компьютер. А ребенок проснется, ходит туда-сюда, из угла в угол, сам себе был предоставлен. Как он пойдет в школу? Вы думаете, она его водила? Нет.

Сегодня Кирилл воспитывается в детском доме семейного типа. Из-за пропуска школы у мальчика были проблемы с учебой. Впрочем, позади и это.

Ирина Бирюкова, родитель-воспитатель детского дома семейного типа:
— Мальчик очень добрый, имеет привязанность к маме и бабушке, он безумно любит этих двух людей. Ему это все было тяжело. Мы, конечно, до сих пор ему говорим, что мама его заберет, что она его крепко любит и сделает все для того, чтобы его забрать. Просто нам надо время.

Приемная мама Кирилла расскажет: начать новую страницу Ирине помогают всем миром. Ведь для мальчика она, несмотря ни на что, самый родной человек.

Без Интернета сегодня никак, но не везде ему отводят такую большую роль. Ведь во многих деревушках «проверить почту» до сих пор значит заглянуть в реальный ящик.

А сейчас уже трендовый эксперимент: селфи с незнакомцем. Как на такое предложение отреагируют сельчане.

СТВ.

0

Также на нашем сайте

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *