Наверх

Сегодня День памяти воинов-интернационалистов

15.02.2017 Комментариев нет 650 Наш край

Warning: mysqli_num_fields() expects parameter 1 to be mysqli_result, boolean given in /var/www/nashkraj/data/www/nashkraj.by/wp-includes/wp-db.php on line 3182

IMG_6390115 февраля 1989 года – это памятный день, когда последний советский солдат покинул землю Афганистана, где 9 лет и 51 день исполняли интернациональный долг советские парни. Эта война коснулась многих наших соотечественников, их семей, близких, друзей и товарищей.

Солдаты и офицеры, продолжая традиции отцов и дедов, в очередной раз проявили мужество и героизм, выполняя свой долг и воинскую присягу.

Мы обязаны помнить о тех, кто прошел огненные версты войны, кто живет среди нас сегодня, и о тех, кого нет.

Станислав Батуринец четвертый год руководит детским оздоровительным лагерем «Дружба» в Полонке, по совместительству ведет в Жемчужненской СШ занятия по физической и допризывной подготовке. Излагая для будущих защитников Отечества учебный материал, преподаватель нередко подкрепляет его живыми эпизодами из афганской войны. Войны, от которой в наследство воину-интернационалисту достались тяжелая контузия и медаль «За боевые заслуги».NOB_2784

Саперами не рождаются

Станислав Анатольевич родился в 1969 году в интернациональной семье: мама – белоруска, по профессии медработник; отец – украинец, работал агрономом, поднимая целинные степи Казахстана. Станислав перешел в седьмой класс, когда родители приняли решение переехать из Кустанайской области на Гродненщину – ближе к бабушке.

– Отца давно нет, а мама с бабушкой по-прежнему проживают в Волковысском районе, где я в 1987 окончил Изабелинскую среднюю школу, – рассказывает Станислав Батуринец. – В ноябре исполнилось восемнадцать, и меня призвали в солдатский строй. Срочную службу начинал в Среднеазиатском пограничном военном округе, в Туркмении, в населенном пункте Тахта-Базар. Прошел курс молодого бойца, и меня определили в инженерно-саперный взвод. В этом подразделении три месяца обучали нас минно-взрывному делу, готовили для командировки в Афганистан, о чем мы и не подозревали. А за вершинами Гиндукуша в это время уже восьмой год грохотали взрывы.

И вот я – сапер. После собеседования с командованием части и офицером КГБ получил приказ: «В составе мотоманевренной группы направляетесь для выполнения боевой задачи на территорию сопредельного государства».

В эту группу, насчитывавшую около сотни солдат, из моего призыва попало 15 бойцов: кинологи, водители, минометчики, саперы, радисты, солдаты других специальностей. Сняли форму советских пограничников, надели песочного цвета «афганки», погрузились в вертолет. Высадились в провинции Багдиз, неподалеку от Калай-Нау…

Маневренная группа, в состав которой зачислили Станислава Батуринца, передвигалась на броне и больше представляла собой пограничный спецназ. Она выполняла задачи по охране границы СССР со стороны Афганистана, оказывала помощь мирному афганскому населению, пресекала попытки наркотрафика в Союз, обезвреживала мины на дорогах при сопровождении советских колонн с гуманитарными грузами.

афганБоевое крещение

– Если где-то в горах завязывался бой или планировались операции по разгрому бандитских формирований, нашу группу тоже частенько привлекали – для минно-взрывных работ, для зачистки кишлаков, – рассказывает Станислав Анатольевич. – Колонны с гуманитарным грузом сопровождать приходилось практически ежемесячно. Хорошо помню свой первый такой выезд.

На советско-афганской границе приняли колонну численностью до 120 машин, доставлявшую в Афганистан продукты питания, горюче-смазочные материалы, технику. С задачей справились, обошлось без стрельбы и минных ловушек, хотя душманские минометные обстрелы при выполнении таких задач были для нас привычным делом. На втором сопровождении и мне пришлось принять боевое крещение.

Шли к границе за пополнением запасов воды, топлива, продуктов. Неожиданно раздалась минометная стрельба: загорелась передняя машина-бензовоз, заполыхал БТР в хвосте колонны. Сыплются вражеские мины градом, а вертолеты наши попали под обстрел «Стингеров» и помочь нам не могут. Мы развернули все башни, пулеметы и ударили дружно со всех стволов по склонам гор. Огонь противника захлебнулся. И страшно было в том бою, и почему-то весело. Молодость, наверное, сказывалась – не верилось, что жизнь твоя может вот так легко и просто оборваться…

За год службы в Афганистане Станиславу Батуринцу трижды приходилось участвовать в крупных операциях по уничтожению баз боевиков. Сначала работали «вертушки», поливая противника огнем с воздуха, затем подключались «Грады», а маневренная группа пограничников уже окончательно зачищала местность после боя.

– Сопровождая колонны с гуманитарными грузами, две машины саперов неизменно следовали в голове, а третья, страховочная ‒ в хвосте колонны. Но это на марше, – продолжает рассказ Станислав Батуринец. – Когда двигались по непроверенной местности, саперы, как правило, шли пешком впереди колонны в шахматном порядке. Миноискатели применяли редко – пустое занятие, когда в земле металла ‒ словно изюма в булке. Чаще работали щупами, звали на помощь обученных собак – так надежнее. Ведь с какими только минами нам не приходилось иметь дела. Были среди них и «американки» Т-19, в виде дипломата, и «итальянки» ТС-6 – самые опасные.

В чем их опасность? Металла в ней (взрыватель) всего около 10 граммов, остальное – пластмасса, взрывчатка, внутри корпуса находится помпа, которая постепенно накачивает давление. Первая машина по такой штуковине проедет – и ничего не случится, в мине лишь повысится давление. На такую «итальянку» однажды мы и наскочили.афган-1

Адский фугас

Случилось это 9 февраля, за несколько дней до вывода советских войск из Афганистана. Шли мы, как обычно, к границе, чтоб взять под конвой колонну с гуманитарным грузом. Наш БТР, на котором сидело семеро бойцов, двигался вторым с головы колонны. Чтобы не задерживать скорость движения, открытый участок местности перед сопками мы щупами не проверяли. Передний БТР прошел, а нашей машине не повезло – под шестым колесом сработала «итальянка». В результате водителя БТРа взрывной волной выбросило из кабины, бойцы, сидевшие на броне, горохом разлетелись в разные стороны. Меня отбросило метров на двадцать. В чувство привел взводный Саша Стецко.

Открыл глаза – в голове звенит, к горлу подкатывает тошнота. Осмотрелся и глазам не верю: осколок пробил сапог, поясной ремень и застрял в ватном бушлате. Уцелел, можно сказать, чудом. Контузиями отделались и все мои товарищи. БТР наш после того адского взрыва восстановлению не подлежал. Сняли с него вооружение, все ценное, и колонна двинулась дальше, а для пострадавших вызвали вертолет…

Затем был Ашхабад, лечение в госпитале, месячный отпуск на родину. После отпуска Станислав Батуринец продолжал службу в своей воинской части, которая к тому времени выполняла специальные задачи уже на нейтральной полосе границы с сопредельным государством.

Уволившись в запас, Станислав Анатольевич окончил Брестский пединститут. Женился, обзавелся семьей, до 2001 года учительствовал в Волковысском районе. Не успел оглянуться, как стал дедушкой – внучке Елизавете уже два годика. Сын героя моего повествования работает спасателем в Барановичском ГРОЧС, а дочь учится на агронома. Одним словом, грешно на судьбу обижаться. Однако нет-нет, да и нагрянут порой воспоминания, заставляя воина-интернационалиста заново переживать эпизоды афганской войны. Войны, на которой, увы, повезло далеко не всем…

Николай РАКИТНЫЙ.

0

Также на нашем сайте

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *