Наверх

Кто в ответе за тепло?

3.03.2017 Комментариев нет 46 Наш край

Казалось бы, система теплоснабжения населения в стране давно уже сложилась и функционирует по налаженной схеме. Энергоснабжающие организации исправно доставляют тепловую энергию от источника до границ домов или центральных тепловых пунктов, а далее соответствующие организации (ЖЭС, ТС, ЖСК и др.) отвечают за эффективность оказания услуги гражданам. Однако в скором времени
в этот процесс могут внести серьезные коррективы.

Согласно Указу Президента № 535 «О предоставлении жилищно-коммунальных услуг» (от 31 декабря 2015 г.), местным исполнительным и распорядительным органам следует обеспечить заключение договоров на предоставление услуг по горячему и холодному водоснабжению, водоотведению (канализации), теплоснабжению с членами организаций застройщиков, собственниками, нанимателями жилых помещений в жилых домах. По сути, предусматривается переход к персональным договорам граждан с организациями, осуществляющими водо- и теплоснабжение. Однако возникает вопрос, с какими именно организациями следует заключать данные договоры? Будет ли отвечать за услугу теплоснабжения производитель и поставщик тепловой энергии – к примеру, РУП «Брестэнерго»?

Между коммунальниками и энергетиками в данной ситуации возникают определенные разногласия. В Брестском областном УП «Управление жилищно-коммунального хозяйства» считают, что жилищно-коммунальные организации выступают только в качестве посредников между поставщиками энергии и ее потребителями. А посредничество в этом процессе, по распоряжению главы государства, необходимо исключать.
РУП «Брестэнерго» исходит из того, что тепловая энергия, согласно Гражданскому кодексу Республики Беларусь, является товаром, который необходимо качественно произвести и бесперебойно доставить потребителю, а вот жилищно-коммунальные организации данный товар приобретают и трансформируют его в соответствующие услуги – отопление и горячее водоснабжение. По существу, тепловая сеть энергоснабжающих организаций, входящих в состав «Брестэнерго», заканчивается в лучшем случае на вводе в дом, а от ввода до квартиры – зона ответственности эксплуатирующей организации – ЖЭС, ЖСК, ТС и других. Таким образом, «Брестэнерго» поставляет товар, а не услугу. По этой причине энергоснабжающая организация, входящая в состав «Брестэнерго», в случае заключения прямых договоров с гражданами не сможет в полном объеме обеспечить выполнение социальных стандартов.

К примеру, температура воздуха в квартире зависит не только от поставленной тепловой энергии, но и от ее сохранения и распределения в жилом доме. Если внутренние инженерные сети находятся в ненадлежащем состоянии, фасады не утеплены, ограждающие конструкции оставляют желать лучшего, то о каком выполнении установленных нормативов может идти речь? Недовольный гражданин обращается к энергетикам, но они не занимаются не свойственными им услугами, в данном случае эксплуатацией дома. Обращение к представителям эксплуатационной организации тоже может не привести к желаемому результату: договор ведь предполагается заключать с поставщиками тепловой энергии. Однако производитель тепловой энергии не может нести ответственность за состояние инженерных сетей внутри дома, запорной арматуры, контрольно-измерительных приборов, систем автоматического регулирования, качество изоляции разводящих трубопроводов, вовремя сделанную промывку систем теплопотребления, техническое состояние строительных элементов зданий (окон, фрамуг, дверей и т.д.). Получается замкнутый круг: непонятно, кому жаловаться на некачественное оказание услуг. В итоге подобного «размывания» ответственности страдает обычный гражданин.

Еще в 2004 году в Гомеле стали осуществляться прямые расчеты населения за тепловую энергию, поставляемую на нужды отопления многоквартирных жилых домов, получаемую от источников теплоснабжения РУП «Гомельэнерго». Указанный эксперимент завершился в 2006 году. Но анализ полученных результатов выявил ряд негативных факторов. Так, «Гомельэнерго» понесло дополнительные расходы в размере почти 5 млн долларов США, ведь выросли некомпенсированные затраты на создание параллельной с организациями ЖКХ структуры, осуществляющей функции расчетов с населением. А данные затраты были учтены при формировании тарифа на тепловую энергию. В 2008 году при Минэкономики была создана рабочая группа для анализа результатов «гомельского эксперимента», которой сделано заключение о нецелесообразности применения в регионах республики схемы «прямых расчетов» энергоснабжающих организаций, входящих в состав ГПО «Белэнерго», с населением за тепловую энергию для нужд отопления. Данная позиция была рассмотрена на уровне правительства и нашла свое отражение в протоколе совещания у первого заместителя Премьер-министра Республики Беларусь Семашко В.И. от 30.06.2006
№ 03/20пр, в котором эксперимент признан нецелесообразным.

Следует отметить, что по поручению премьер-министра Беларуси Андрея Кобякова в стране создана межведомственная рабочая группа по решению вопросов, связанных с предоставлением услуг ЖКХ населению. Ее возглавил министр антимонопольного регулирования и торговли Владимир Колтович, а в состав вошли представители Министерств энергетики, ЖКХ, антимонопольного регулирования и торговли, «Минскэнерго», «Белтопгаза», «Минскоблгаза». Межведомственной рабочей группе поручено выработать и до 1 марта 2017 года внести в Совет Министров предложения о реализации согласованной государственной политики в сфере оказания населению коммунальных услуг, в том числе по таким вопросам, как определение порядка оказания населению, проживающему в многоквартирных жилых домах, коммунальных услуг по горячему водоснабжению и теплоснабжению (для отопления), а также источников финансирования и порядка возмещения затрат организаций, осуществляющих учет, расчет и начисление населению платы за данные услуги. Поэтому возможно, что в данном вопросе скоро будет поставлена точка.

РУП «Брестэнерго».

0

Также на нашем сайте

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *