Наверх

Опаленная юность

3.07.2017 Комментариев нет 51 Наш край
Абрам Шульман, 1950-е годы. Фото из личного дела
Абрам Шульман, 1950-е годы. Фото из личного дела

17 лет – время надежд и мечтаний, уверенности в их исполнении. Именно с таким настроением встречает рассвет юности большинство парней и девушек сегодня. А тогда, в 1941 году, страшная война заставила забыть о мечтах и желаниях.

Абрам Шульман встречал свою 17-ю весну в родном Бобруйске, где жила его семья и родные. Перед выпускником десятилетки открывались все пути, светлое будущее представлялось близким и возможным.

Но только-только успели отзвучать последние нотки выпускного вальса, как взорвалось, рассыпалось на мелкие осколки тихое летнее утро. Десятки и сотни вражеских самолетов закрыли своими черными крыльями рассветное небо и лишили тысячи парней и девушек завтрашнего дня.

В том страшном июне 1941 года семья Шульман, как и множество других белорусских семей, отправилась в эвакуацию, ведь оставаться на оккупированной фашистами земле было смертельно опасно.

Они обосновались в Узбекистане. Вскоре старший брат Михаил и отец ушли на фронт. А Абраму оставался еще год до совершеннолетия…

На фронт он попал в конце августа 1942 года. Вместе с боевыми товарищами из 271-го гвардейского стрелкового полка 88-й гвардейской стрелковой дивизии 8-й армии ІІІ Украинского и Южного фронтов участвовал в обороне реки Северский Донец у украинского Славянска, в Донбасской стратегической наступательной операции, освобождал от немецко-фашистских захватчиков Запорожье и форсировал Днепр южнее Днепропетровска. За полтора года от рядового дослужился до командира минометного расчета, получил звание сержанта.

К февралю 1944 года бойцы заняли оборону севернее украинского Никополя. В одном из затяжных боев Абрам был тяжело ранен: осколки вражеского снаряда пробили правую руку и левое бедро. Более полугода врачи боролись за его жизнь, помогали сделать первые шаги израненной ногой. Прихрамывающего сержанта с плохо двигающейся рукой комиссовали, и оставшиеся месяцы до конца войны он провел с семьей.

Мало кто из свидетелей тех лет скажет сегодня, что жизнь в эвакуации была легкой. Да, не грозила вражеская пуля, но изнурительный труд, а порой и голод не давали забыть о войне. Но тяжелее всего переживалась разлука с родным краем. Страдала от ностальгии и семья Шульман, поэтому сразу же после освобождения Беларуси они вернулись в родной Бобруйск.

Уже через два месяца после победы сержанту Шульману был вручен орден Красной Звезды. Позже к этой награде прибавился и орден Славы ІІІ степени.

Мирную трудовую биографию Абрам Шульман начал военруком в школе. За несколько лет успел поработать снабженцем в трудовых артелях, десятником-строителем облстройтреста. Мечтая о получении высшего образования и профессии юриста, он поступил в Минский заочный юридический институт. Конечно, совмещать работу и учебу было нелегко, однако разве испугают бывшего фронтовика такие трудности?

Абрам Шульман успешно окончил институт, стал юристом. А уже весной 1951 года получил и первое назначение на работу по специальности: стал народным следователем прокуратуры Мирского района Барановичской области. После упразднения Барановичской области работал следователем в прокуратурах Кореличского, Слонимского районов, а в 1968 году был назначен на должность помощника прокурора в Барановичскую районную прокуратуру. После введения должности заместителя (в 1979 году) стал заместителем прокурора Барановичского района.

Абрам Иосифович всегда был на хорошем счету. Грамотный специалист, он постоянно повышал свой профессиональный уровень. Судить о нем, как о юристе, можно, к примеру, по этим строкам из представления на присвоение классного чина:

«Тов. Шульман А.И. квалифицированный, опытный следователь, на протяжении свыше 19 лет работает на следственной работе. Хорошо изучил научно-технические средства и успешно применяет их при раскрытии и расследовании преступлений. С помощью научно-технических средств им были раскрыты и расследованы сложные преступления – о групповом изнасиловании…, дело об убийстве … и другие.

С помощью воспроизведения показаний на месте, применения судебной фотографии, составления схем и фототаблиц, применения звукозаписи, умелой постановки вопросов перед судебно-медицинской, биологической экспертизой, физико-технической экспертизой, наложений, имеющихся на орудиях преступления, тов. Шульман раскрыл указанные преступления и полностью изобличил преступников, которые осуждены судом к длительным мерам наказания. Положительный опыт применения научно-технических средств тов. Шульманом был распространен дважды среди следователей области».

– Это был порядочный, добрый и честный человек, – вспоминает о коллеге Геннадий Адамович Кирейчик, возглавлявший Барановичскую районную прокуратуру. – Он был грамотным юристом, который всегда следил за изменениями законодательства, прекрасно ориентировался в законодательных актах, помогал товарищам. И был очень скромным человеком.

Ирина СОСНИНА.
Фото из архива Брестской областной прокуратуры.

0

Также на нашем сайте

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *