Наверх

Что думают о смерти врачи скорой, психолог и священнослужитель

6.12.2018 нет комментариев 10 Наш край

«Жили два близнеца в материнской утробе,
И другому один как-то высказал мысль:
А ты знаешь, мне кажется есть после родов
Удивительная и прекрасная жизнь!
И другой, потянувшись под маленьким сводом,
Тут улыбки беззубой своей не сдержал:
«Это просто смешно – верить в жизнь после родов!» –
Брату верующему в ответ он сказал…»

Такими словами начинается песня-притча Светланы Копыловой. Близнецы спорят о том, есть ли жизнь после родов. Наверняка, каждый из нас, подобно этим младенцам, когда-либо размышлял, что ждет нас после смерти и есть ли она вообще? Может быть, мы не умираем, а просто перевоплощаемся
в другое тело и проживаем следующую жизнь?

В любом случае, кто-то боится смерти, кто-то ждет ее, у кого-то само слово «смерть» вызывает панический страх. Но стоит ли бояться, говорить о ней, посвящать в тему детей?

В современном мире каждый страх имеет отдельное название. Фобий сотни: боязнь врачей, замкнутых пространств, пауков, одиночества… Есть совсем редкие и на первый взгляд смешные, которыми страдают отдельные люди: антофобия (боязнь цветов), коулрофобия (боязнь клоунов), ранидофобия (боязнь лягушек) и другие.

Но есть и такие страхи, которые когда-либо испытывали многие. Поговорим о танатофобии – патологической боязни смерти.

«СВОЕОБРАЗНАЯ ЧАСТЬ ЖИЗНИ»

Катерина НОВИЦКАЯ, практикующий психолог:

– Страх смерти можно сопоставить со страхом неизвестности, ведь все неизведанное и тайное вызывает интерес и пугает. Например, человеку впервые в жизни предстоит лечь в больницу, и он не знает каково это – быть пациентом стационара. Но когда попадает в эти условия, неизвестность исчезает, страхи рассеиваются. Тема смерти во многих семьях табуирована, о ней не говорят. Однажды ко мне пришли встревоженные родители – оказывается, их ребенок в последнее время стал проявлять интерес к теме смерти, похорон, захоронений.

Что делать в таком случае? К примеру, подсознание взрослого человека, услышавшего слово «смерть», выстраивает ассоциативный ряд, связанный с их жизненным опытом. Сюжетом к условному «диафильму» может послужить все: прочитанный материал в СМИ, музыкальный клип, фильм ужасов, похороны близкого и прочее. У ребенка же ассоциативный ряд пока не сформирован, поэтому к неизведанной теме смерти у него повышенный интерес.

Я поговорила с мальчиком, попросила вспомнить, сталкивался ли он со смертью растения, животного. Ведь все в этом мире имеет свойство заканчиваться, как заканчиваются летние каникулы. Затем рассказала ему о смерти как о своеобразной части жизни. Когда ребенок получил информацию, его повышенный интерес потерял прежнюю силу.

Поскольку содержание темы смерти наполнено тяжёлыми чувствами и эмоциями, такими как боль, страх, страдания, гнев, людям сложно говорить о ней. Сложно смириться и пережить потерю близкого человека, объяснить чью-то смерть ребенку, поддержать человека. Если не получается сохранять спокойное состояние и подобрать нужные слова, обращаться нужно к специалисту.

«СТРАШНО УМИРАНИЕ, А НЕ СМЕРТЬ»

Василий БАЦКАЛЕВИЧ, заведующий Барановичской станцией скорой и неотложной медицинской помощи:

– Я не верю в существование души, а считаю, что человеком управляют его мозг и интеллект. Человек в процессе жизненного цикла подчиняется инстинктам самосохранения и делает в критические моменты практически невозможное, чтобы продлить свое существование. В предсмертных состояниях у каждого появляется страх перед смертью – это в природе человека и это не перебороть. В агонии все боятся смерти, и это нормально. Иногда даже висельников находят с руками в петле.

Александр ТРОФИМОВ, врач бригады интенсивной терапии, опыт работы 8 лет:

– Как-то раз в составе реанимационной бригады скорой помощи я выехал к очень тяжелому пациенту. У мужчины после физической перегрузки случился инфаркт прямо в поле. К сожалению, спасти его не удалось. Но он сказал перед своим последним вдохом, что любит жену и просит у нее прощение за все. Было и такое, что больная бабушка вызывала нас к себе довольно часто. Признавалась, что с родными у нее не налажены отношения, каждый раз просила забрать ее в больницу. Она боялась одиночества. В моей практике это всего лишь два случая, когда на пороге смерти люди что-то говорили и просили.

Нина ВОЙТИК,  врач бригады интенсивной терапии, опыт работы 38 лет:

– Самые сложные пациенты обычно ничего не говорят, даже если у них на это есть немного сил – ни нам, врачам, ни родным. Реаниматологам, наверное, еще страшнее думать о смерти, ведь они сталкиваются с ней постоянно и видят последние минуты жизни умирающего человека. Иногда это длительные жуткие мучения и боль. Страшен процесс умирания, а не сама смерть как таковая. Как верующий человек могу сказать, что есть дух, есть душа, и они бессмертны. Наша жизнь не заканчивается земным существованием.

Валерий ХОМЕНКО, врач бригады интенсивной терапии, опыт работы 7 лет:

– Все люди боятся смерти, ведь смерть – это неизвестность. Что будет с нами в ином мире и есть ли он вообще? Завтрашний день мы хоть как-то может спрогнозировать. А вот исход своей жизни предугадать не в силах никто. По теории, если человек состоит из тех же элементов, что и космическая пыль, значит по большому счету мы звезды. А у звезд разве есть душа? Человек даже после медикаментозного сна не скажет, что с ним происходило; очнувшись, лишь спросит: «Что это было?» А кто знает…

«ЖДУ ЕЕ У ОКНА…»

Федор БУРАК, пенсионер:

– За всю свою жизнь, за 85 лет, похоронил много родных и друзей. Сестра умерла совсем маленькой, мама дожила только до сорока. В последнее время я, конечно, болею: годы! Но я счастливый человек: у меня родились дети, внуки, правнуки, которые растут на моих глазах, дают мне внутренние силы. Жены, с которой прожили вместе полвека, не стало больше пяти лет назад. Я часто сижу и жду ее у окна, потому что знаю, что мы обязательно с ней встретимся. Нет, я не жду своей смерти, кажется, я все больше чувствую ее приближение.

В середине 90-х у меня была очень серьезная операция, шансы выжить были невелики. С 1996 года я уверовал в Бога, принял крещение и, когда жил в деревне, ходил в местную церковь христиан евангельской веры. «Мой дом на небе, за облаками, престол где Господа стоит…» – эти слова поют на похоронах сестер и братьев из нашей церкви. Там будет всем нам спокойно, ведь находиться рядом с Богом – главная радость и смысл всего. Молюсь каждый день и благодарю Его за то, что просыпаюсь снова и снова.

Самой смерти я не боюсь, в этом ничего страшного нет, главное, чтобы она была легкой: уснул и все. Чтобы тяжело не болеть, не быть никому обузой…

«ЛЕКАРСТВО ОТ ОСАТАНЕНИЯ»

Андрей ГОРБУНОВ, протодиакон Свято-Покровского храма г. Барановичи:

– Бог назначил человеку предел земной жизни. Смерть –  своеобразный подарок, данный человеку свыше, некое лекарство от осатанения. Вот дай нам гарантию бессмертия, пусть даже не вечного, а на положенный предел в 120 лет… Это может стать поводом к уверенности в своей безнаказанности, повлечет укоренение во зле. Самое ценное в смерти то, что от нее нельзя откупиться. Здесь не помогут ни деньги, ни связи, ни интеллект, ни жизненный опыт.

Умирают старики и дети, глупцы и мудрецы, богачи и бедняки, преступники и праведники. Помнить о смерти полезно. Даже видя исход жизни других людей, мы возвращаемся в естественный ритм жизни, лишенный суеты. Страх смерти подвигает удерживаться от зла и направлять сердце на добро. Святитель Иоанн Златоуст просил у Бога память смертную: «Господи, дай мне слезы, и память о смерти, и умиление».

Царь Соломон говорил: «Доброе имя лучше дорогой масти, и день смерти – дня рождения. Лучше ходить в дом плача об умершем, нежели ходить в дом пира».

Детям также необходимо знать о смерти. Мы учим детей, что жизнь человеку дана от Бога, который в силах ее возвратить. Поэтому тот, кто ищет Бога – Подателя Жизни – будет жить вечно. Главное условие вечной радости – любовь к Церкви, то есть к каждому человеку, невзирая на все его недостатки, потому что он такой же смертный, как и я. Церковь состоит именно из этих «отдельных человеков». Другой природы у Церкви нет и не будет.

Подведя черту под вышесказанным, каждый для себя ответит на вопросы сам. Кто-то согласится с одним собеседником, а кто-то с другим. Но все равно это неизбежно. Поэтому, что бы там ни было, главное не унывать и использовать каждый день для добрых дел, замотивировать себя не на смерть, а на счастливую жизнь.

Спрашивала Ольга ШАРАПО. Фото автора.

Обсуждения закрыты для данной страницы